7 июля 2022 года выиграно дело в Комитете ООН по правам человека

Заголовок: 7 июля 2022 года выиграно дело в Комитете ООН по правам человека Сведения: 2024-04-21 18:16:20

Дело "Ислам Джохар против Норвегии". Соображения Комитета по правам человека от 7 июля 2022 года. Сообщение N 2854/2016.

В 2016 году автору сообщения была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Норвегии.

Комитет обратил внимание на то, что автор был доставлен в Окружной суд через 48 часов 35 минут после ареста и предстал перед судьей через 52 часа 15 минут после ареста. Хотя этот срок формально превышает нормативный срок в 48 часов, установленный в правовой практике Комитета и в Замечании общего порядка N 35 (2014), Комитет определил - задержка в четыре часа носила исключительно логистический характер, была обусловлена лишь распорядком работы Суда и не являлась ни чрезмерной, ни произвольной. Во время четырехчасовой задержки автор находился в помещении суда и имел возможность общаться со своим адвокатом. С учетом представленной ему информации Комитет не смог сделать вывод о том, что государство-участник не продемонстрировало в достаточной степени, что задержка сверх нормативного срока в 48 часов носила исключительный характер и оправдывалась конкретными обстоятельствами, и, соответственно, делает вывод об отсутствии нарушения прав автора по пункту 3 статьи 9 Пакта.

Как усматривалось из текста Соображений, автор утверждал, что государство-участник не представило убедительного обоснования причины, в силу которой он не был доставлен к судье в нарушение пункта 3 статьи 9 Пакта. Автор сообщения указал, что его права были нарушены, хотя законодательством Норвегии допускается содержание лица под стражей в течение 72 часа до того, как он предстанет перед судьей. Автор предстал перед судьей через 52 часа 40 минут после того, как был задержан и помещен в одиночную камеру. Он также утверждал: не было никаких причин, которые оправдывали бы недоставление его к судье в более ранний срок. Автор, ссылался на дело "Ковш против Беларуси", отметив, что, согласно мнению Комитета по правам человека, предельный срок должен определяться для каждого конкретного случая и что для содержания под стражей свыше 48 часов требуется особое обоснование. Автор сообщения сослался также на пункт 33 Замечания общего порядка N 35 (2014) Комитета по правам человека и указал: "любая задержка сверх 48 часов должна носить исключительный характер и оправдываться конкретными обстоятельствами". Автор отметил, что отсутствие достаточных оснований, которые объясняли бы, почему он был доставлен к судье лишь спустя 52 часа 15 минут после его ареста. Автор заявил, что такая страна, как Норвегия, в особенности должна выполнять свои международные обязательства и не ссылаться на аргументы о практическом удобстве, уклоняясь от соблюдения важных политических прав, изложенных в замечаниях Комитета общего порядка (пункты 3.1 - 3.2 Соображений).

Правовые позиции Комитета: любое лицо, арестованное или задержанное по уголовному обвинению, должно быть в срочном порядке доставлено к судье и что 48 часов обычно достаточно для транспортировки задержанного лица и подготовки к судебному заседанию; любая задержка сверх этого срока должна носить исключительный характер и оправдываться конкретными обстоятельствами. Оперативное применение процедуры судебного надзора также является важной гарантией, защищающей задержанное лицо от угрозы жестокого обращения. Отправной точкой для оценки оперативности действий является время ареста, а не время прибытия лица в место содержания под стражей. Значение формулировки "в срочном порядке" в пункте 3 статьи 9 Пакта должно определяться для каждого конкретного случая, и при любой задержке сверх 48 часов требуется особое обоснование, чтобы такая задержка не нарушала пункт 3 статьи 9 Пакта (пункт 8.8 Соображения).

Оценка Комитетом фактических обстоятельств дела: принята к сведению жалоба автора сообщения о том, что его права по пункту 3 статьи 9 Пакта были нарушены, поскольку с 9 ч 20 мин 4 июля 2013 года, когда он был первоначально арестован, до 14 ч 00 мин 6 июля 2013 года, то есть в общей сложности в течение 52 ч 40 мин, он не был доставлен к судье. Комитет принял к сведению аргумент автора о том, что государство-участник не представило убедительного обоснования задержки сверх 48 часов до того момента, как он был доставлен к судье, в нарушение пункта 3 статьи 9 Пакта (пункт 8.6 Соображения).

Комитет принял к сведению аргумент государства-участника о том, что задержка, о которой идет речь (4 часа 15 минут), является относительно незначительной и что автор действительно предстал перед судьей на вторые сутки после ареста. Комитет также принял к сведению, что, как указало государство-участник, срок был превышен отчасти из-за сложности дела и отчасти из-за распорядка работы суда. Комитет отметил заявление государства-участника о том, что в соответствии с Законом Норвегии о правах человека Пакт и другие международные договоры по правам человека имеют силу закона Норвегии и что обязательства по Пакту имеют преимущественную силу перед Законом об уголовном судопроизводстве в случае коллизии норм. Комитет указал: государство-участник высказалось в поддержку общей нормы о 48-часовом сроке и что в разделе 183 Закона об уголовном судопроизводстве Норвегии говорится, что арестованное лицо должно быть доставлено к судье в кратчайшие возможные сроки, но не позднее чем на третьи сутки после ареста (пункт 8.7 Соображения).

В данном деле Комитет обратил внимание на то, что автор был доставлен в Окружной суд через 48 часов 35 минут после ареста и предстал перед судьей через 52 часа 15 минут после ареста. Хотя этот срок формально превышает нормативный срок в 48 часов, установленный в правовой практике Комитета и в Замечании общего порядка N 35 (2014), однако Комитет определил, что задержка в четыре часа носила исключительно логистический характер, была обусловлена лишь распорядком работы Суда и не являлась ни чрезмерной, ни произвольной. Во время четырехчасовой задержки автор находился в помещении суда и имел возможность общаться со своим адвокатом. С учетом представленной ему информации Комитет не смог сделать вывод о том, что государство-участник не продемонстрировало в достаточной степени, что задержка сверх нормативного срока в 48 часов носила исключительный характер и оправдывалась конкретными обстоятельствами, и, соответственно, делает вывод об отсутствии нарушения прав автора по пункту 3 статьи 9 Пакта (пункт 8.9 Соображения).

Выводы Комитета: представленные ему на рассмотрение факты не свидетельствовали о нарушении государством-участником пункта 3 статьи 9 Пакта (пункт 8.10 Соображения).

 

 

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.