ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-10-02 08:54:27

Постановление ЕСПЧ от 04 апреля 2017 года по делу "Профессиональный союз компании "Тек Гыда Иш Сендикасы" (Tek Gida Is Sendikasi) против Турции" (жалоба N 35009/05).

В 2005 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на основанный на законе отказ признать профессиональный союз представителем работников. По делу не было допущено нарушения требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По делу обжалуются масштабные увольнения членов профессионального союза, повлекшие отсутствие профсоюзного представительства работников компании. По делу допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В мае 2004 года общее количество членов профессионального союза-заявителя на всех трех фабриках, принадлежащих конкретной компании, было достаточным, чтобы он был признан Министерством труда и социального обеспечения Турции способным представлять работников в коллективных переговорах по критерию "большинства работников компании". Однако компания возражала против такого признания. В декабре 2004 года суд по трудовым спорам поддержал возражение компании на основании экспертного заключения, демонстрирующего, что, если принять во внимание всех работников компании на трех фабриках, а также в головном офисе, то количество членов профессионального союза-заявителя не было достаточным. Профессиональный союз безуспешно обжаловал решение. Вскоре после этого компания уволила 40 работников, которые являлись членами профессионального союза-заявителя по сокращению штатов или за профессиональные упущения. В марте 2004 года указанные бывшие работники обратились с жалобами в суды по трудовым спорам в связи с незаконным увольнением, требуя восстановить их на работе.

Между июлем и декабрем 2004 года различные суды по трудовым спорам вынесли решения в пользу уволенных работников, заключив, что они были уволены по причине их членства в профессиональном союзе. Суды обязали компанию восстановить их на работе или же выплатить каждому из них компенсацию за незаконное увольнение, эквивалентную годовой зарплате.

Компания не восстановила на работе никого из уволенных работников, выплатив им компенсации, взысканные в их пользу. В 2005 году профессиональный союз-заявитель более не имел членов из числа работников компании.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 11 Конвенции. (a) Отказ признать статус представителя за профессиональным союзом-заявителем, что являлось условием для участия в коллективных переговорах. Отказ судов по гражданским делам признать статус представителя за профессиональным союзом-заявителем являлся вмешательством в право на свободу объединения последнего.

Толкование закона судами по гражданским делам, в соответствии с которым деятельность, дополнительная к основной деятельности компании (в настоящем деле управление и операции в сфере исследований и маркетинга), относилась к той же сфере деятельности, что и ее основная деятельность (в настоящем деле обработка пищевых продуктов), не было ни произвольным, ни явно необоснованным.

При этом требование к профессиональному союзу, стремящемуся получить представительский статус в компании, доказать, что количество его членов составляет как минимум половину от общего количества работников этой компании, было предусмотрено законом.

Внутригосударственные суды явно преследовали цель обеспечения защиты прав работников крупными профессиональными союзами. Отказ признать статус представителя за профессиональным союзом-заявителем не был окончательным и действовал лишь до момента, когда количество членов профессионального союза-заявителя достигло бы простого большинства работников компании. Кроме того, спорные судебные решения в принципе не умаляли право профессионального союза-заявителя пытаться донести до работодателя способами, отличными от коллективных переговоров, позицию, которую он собирался отстаивать от имени своих членов, одновременно пытаясь привлечь дополнительных членов среди работников компании в целом.

Наконец, довод профессионального союза-заявителя о том, что работники головного офиса компании не могли рассматриваться как относящиеся к отрасли обработки пищевых продуктов, мог иметь эффект сдерживания этих работников от вступления в любой профессиональный союз. При таких обстоятельствах метод подсчета количества работников, представляющих большинство в спорной компании, не затрагивал основополагающую деятельность профессионального союза, а лишь составлял второстепенный аспект. Спорные судебные решения были нацелены на установление справедливого баланса между конкурирующими интересами профессионального союза-заявителя и всего рассматриваемого сообщества. Данные решения, таким образом, были приняты в рамках свободы усмотрения, предоставленной государству в части средств обеспечения как свободы объединения в целом, так и способности профессионального союза-заявителя защищать профессиональные интересы своих членов.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу требования статьи 11 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

(b) Предполагаемый распад профсоюзного движения в компании, обусловленный увольнением всех членов профессионального союза-заявителя. Имелось вмешательство в осуществление профессиональным союзом-заявителем как субъектом, отличным от своих членов, его права на ведение профсоюзной деятельности и участие в коллективных переговорах. Спорное вмешательство соответствовало закону, толкование которому дали суды по трудовым спорам. Кроме того, разрешая работодателю делать выбор между восстановлением на работе незаконно уволенных работников и выплатой им компенсации, спорное законодательство и сопутствующие судебные решения были направлены на предупреждение конфликтов на рабочем месте и, соответственно, на защиту прав иных лиц и предупреждение нарушений общественного порядка. Сделав выбор в пользу выплаты компенсации, компания вывела профессиональный союз-заявитель со своей территории, что повлекло полное отсутствие профсоюзного представительства работников компании и утрату данным профессиональным союзом всех членов. Из-за утраты всех своих членов профессиональный союз-заявитель столкнулся с ограничением, затрагивающим саму основу его профсоюзной деятельности, что предоставляло внутригосударственным властям более узкую свободу усмотрения и требовало более подробного обоснования пропорциональности вмешательства.

Однако ничто в материалах дела не предполагало, что суды по гражданским делам, рассматривавшие дело, присуждая в качестве компенсации за незаконное увольнение минимальные суммы, предусмотренные законом, провели тщательный анализ сдерживающего воздействия таких сумм, с учетом, например, низких зарплат уволенных работников и/или значительных финансовых возможностей компании, в которой они работали. Отказ работодателя восстановить уволенных работников и присуждение компенсации, которая не была достаточной, чтобы удержать работодателя от будущих незаконных увольнений, не нарушали закон, истолкованный в судебных решениях по настоящему делу. Соответствующее законодательство, как оно было применено судами, не возлагало достаточно сдерживающих санкций на работодателя, который, осуществляя незаконные масштабные увольнения, лишил заявителя способности пытаться убедить работников вступить в него. Следовательно, ни законодатель, ни суды, рассмотревшие дело, не выполнили свое позитивное обязательство гарантировать профессиональному союзу-заявителю эффективное осуществление права пытаться убедить работодателя прислушаться к его мнениям от имени его членов и в принципе его права на коллективные переговоры с работодателем. Следовательно, не было установлено необходимое справедливое равновесие между конкурирующими интересами профессионального союза-заявителя и компании в целом.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение статьи 11 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить профессиональному союзу-заявителю 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.