ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-30 06:37:03

Постановлении ЕСПЧ от 12 мая 2017 года по делу "Симеоновы (Simeonovi) против Болгарии" (жалоба N 21980/04).

В 2004 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Болгарии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на непредоставление заявителю доступа к адвокату во время его содержания под стражей. По делу не допущено нарушения требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В данном деле было трое заявителей, но Палата Европейского Суда признала жалобы второго заявителя и заявительницы неприемлемыми для рассмотрения по существу. Заявитель по делу был задержан 3 октября 1999 г. по подозрению в причастности к тяжкому преступлению. В течение первых трех дней содержания под стражей в полиции он не пользовался услугами адвоката. 6 октября 1999 г., когда он был обвинен в присутствии официально назначенного адвоката, заявитель отказался отвечать на любые вопросы следователя. 12 октября 1999 г., когда он был допрошен в присутствии двух адвокатов по его выбору, он хранил молчание. 21 октября 1999 г., пользуясь услугами двух своих адвокатов, он признался в преступлении, в совершении которого обвинялся. Через несколько месяцев заявитель отказался от своего признания и представил иную версию событий. Он был приговорен к пожизненному лишению свободы.

Постановлением Палаты от 20 октября 2015 г. Европейский Суд единогласно установил, что по делу требования подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были, что касается отсутствия доступа к адвокату во время первых трех дней его содержания под стражей в полиции.

14 марта 2016 г. по ходатайству заявителя Палата Суда приняла решение об уступке юрисдикции в пользу Большой Палаты Европейского Суда.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права на справедливое судебное разбирательство дела) и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд напомнил, что в качестве общего правила доступ к адвокату должен быть предоставлен с первого полицейского допроса подозреваемого, если не может быть установлено, что при особых обстоятельствах дела имеются настоятельные причины для ограничения этого права. Даже если существенные причины могут в виде исключения оправдать отказ в доступе к адвокату, такое ограничение по любой причине не должно неоправданно умалять права обвиняемого на защиту в соответствии со статьей 6 Конвенции. Права защиты в принципе невосполнимо нарушаются, если уличающие показания, данные в ходе полицейского допроса в отсутствие любой возможности правовой помощи, используются в качестве основы для осуждения.

(a) Исходный пункт для применения статьи 6 Конвенции. В настоящем деле исходным пунктом для права на юридическую помощь является дата задержания заявителя. Действительно, это задержание было основано на преступлениях, в совершении которых он подозревался, и оно оказало основное влияние на его ситуацию, дав властям возможность проводить следственные действия с его участием.

(b) Отсутствие отказа. Даже если предположить, что заявитель не представил прямого требования о правовой помощи во время содержания под стражей в полиции, он не мог считаться отказавшимся от права на данную помощь по умолчанию. Полиция фактически уклонилась от уведомления его об этом праве после его задержания.

(c) Отсутствие "настоятельных причин" для ограничения доступа к адвокату. Не упоминались "настоятельные причины", оправдывавшие ограничение доступа заявителя к адвокату во время его содержания под стражей (непосредственная угроза жизни, физической неприкосновенности и/или безопасности других). Кроме того, внутригосударственное законодательство о доступе к адвокату во время содержания в полиции прямо не предусматривает исключения из применения данного права.

(d) Общая справедливость разбирательства. Отсутствие "настоятельных причин" в настоящем деле вынудило Европейский Суд провести очень строгую оценку справедливости разбирательства. Власти государства-ответчика должны были убедительно установить, что заявитель, тем не менее, воспользовался справедливым уголовным разбирательством.

Европейский Суд учел следующие факторы: (i) заявитель активно участвовал на всех стадиях уголовного разбирательства; он отказался от своих первоначальных показаний, представив иную версию событий, и его адвокаты обеспечили сбор оправдательных доказательств и оспаривали доказательства против него, (ii) осуждение заявителя было основано не только на его признании, но и на всей совокупности согласующихся доказательств, (iii) суды надлежащим образом приняли во внимание собранные доказательства, удостоверились в том, что процессуальные права заявителя соблюдались, и привели адекватные мотивы для своих решений с точки зрения фактов и права. Ничто не указывало на то, что заявитель был формально или неформально допрошен во время содержания под стражей. Против него не были получены доказательства с приобщением к материалам дела во время содержания под стражей. Из материалов дела не следует, что во время примерно трех дней содержания под стражей заявитель участвовал в каких-либо иных следственных действиях (таких как опознание или получение образцов ДНК). Кроме того, было бы невозможно в соответствии с законодательством страны использовать доказательства против него, полученные в отсутствие адвоката. Заявитель изменил свою версию событий, даже его объяснения Европейскому Суду были весьма туманными в этом отношении, и он не указал конкретных подробностей до подачи своего меморандума в Большую Палату Европейского Суда.

Добровольный характер признания заявителя может быть выведен из следующих фактов: (i) он хранил молчание во время двух предыдущих допросов, (ii) во время допроса и его признания он пользовался юридической помощью и был информирован о его процессуальных правах, в частности, по поводу его права не давать показания против себя, (iii) его отказ от дачи показаний не будет иметь влияния на последующие стадии уголовного разбирательства.

В судах страны или Европейском Суде не упоминалась причинно-следственная связь между отсутствием юридической помощи во время содержания заявителя под стражей и его признанием через две недели в присутствии адвоката по его выбору. Следовательно, отсутствие адвоката во время содержания под стражей никоим образом не затронуло привилегию заявителя не давать показания против себя. Соответственно, это невосполнимо не нарушило справедливость уголовного разбирательства в целом.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу требования статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято 12 голосами "за" при пяти - "против").

Европейский Суд также единогласно установил, что по делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции в части условий содержания заявителя под стражей во взаимосвязи с длительностью его лишения свободы и строгим тюремным режимом, который на него распространялся, и присудил заявителю 8 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.