ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и стат Сведения: 2018-09-29 07:15:28

Постановление ЕСПЧ от 01 июня 2017 года по делу "Стефанетти и другие (Stefanetti and Others) против Италии" (жалобы N 21838/10 и другие).

В 2010 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были коммуницированы Италии.

По делу успешно рассмотрены жалобы заявителей на утрату двух третей пенсий по старости в результате введения законодательства, эффективно предрешающего исход разбирательства против государства. По делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявители возбудили судебное разбирательство по поводу метода исчисления, используемого Национальным агентством социального страхования (далее - INPS) для определения права на пенсию по возрасту. Однако суды отклонили их требования после введения в действие во время разбирательства разъясняющего законодательства, положения Финансового закона 2007 года (Закона N 296/2006), поддержавшего позицию INPS. В результате заявители утратили примерно две трети пенсии, получения которой они могли ожидать на основе прецедентной практики судов страны.

Постановлением от 15 апреля 2014 г. (основное постановление) Европейский Суд установил, что по делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отсутствием настоятельных причин публичного интереса и несоразмерными последствиями данного законодательного вмешательства. Европейский Суд присудил каждому из заявителей 12 000 евро и отложил рассмотрение вопроса о материальном ущербе.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

Европейский Суд определил ущерб в двух стадиях.

(a) Расчет разницы между действительно полученными суммами и теми, которые были бы получены в случае отсутствия оспариваемого законодательства. (i) Рассматриваемый период. Период, который должен быть принят во внимание, начался в дату выхода заявителей на пенсию. Что касается момента его прекращения, Европейский Суд не принял за него:

- период, который оканчивается со вступлением в силу данного законодательства (довод властей государства-ответчика), поскольку нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не было связано исключительно с ретроспективным характером законодательства;

- или продолжение периода до конца ожидаемой продолжительности жизни заявителей (довод заявителей), поскольку справедливая компенсация должна была относиться к установленным нарушениям. Что касается периода, следовавшего за основным постановлением (вынесенным в 2014 году), понесенный ущерб должен быть определен и рассмотрен внутригосударственными властями в контексте процедуры исполнения основного Постановления.

Данный ущерб следовал исключительно из того факта, что оспариваемое законодательство продолжало действовать. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 46 Конвенции в контексте исполнения постановлений государства имеют обязательство положить конец установленному нарушению и устранить его последствия. Европейский Суд сослался в этом отношении на Резолюцию CM/ResDH (2013)91 Комитета министров от 29 мая 2013 г. об исполнении Постановления Европейского Суда по делу "Лакичевич и другие против Черногории и Сербии" ({Lakicevic} and Others v. Montenegro and Serbia) (от 13 декабря 2011 г., жалобы N 27458/06 и другие).

В итоге Европейский Суд решил основать свои расчеты на пенсионной задолженности, установленной в 2014 году.

(ii) Суммы, требуемые сторонами. Поскольку суммы, требуемые заявителями, неправомерно учитывали различные взносы, которые не имели значения, Европейский Суд решил основать свой расчет на суммах, указанных властями государства-ответчика на основании таблиц INPS. Что касается периода после даты, в которую цифры государства-ответчика прекращаются (2012), Европейский Суд основал свою оценку на данных заявителей.

(b) Определение ущерба на этой основе с учетом характера установленного нарушения. Ущерб, понесенный в настоящем деле, выходит за пределы "утраты возможности", поскольку имело место нарушение не только пункта 1 статьи 6 Конвенции, но и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Тем не менее Европейский Суд не сделал бы тот же вывод о нарушении, если бы уменьшение пенсионного права заявителей оставалось разумным и пропорциональным. Европейский Суд ранее заключил, что уменьшение суммы менее чем наполовину было разумным (см. Постановление Европейского Суда по делу "Маджо и другие против Италии" (Maggio and Others v. Italy) от 31 мая 2011 г., жалобы N 46286/09 и другие). Таким образом, ущерб, за который причиталась компенсация, не составлял полную разницу между суммами, полученными заявителями, и суммами, которые они получили бы, если бы законодательство не было принято. Ввиду характера данного спора Европейский Суд находит разумным установить сумму материального ущерба в виде разницы между полученными суммами, и 55% от сумм, которые заявители получили бы в отсутствие законодательства.

После этих расчетов Европейский Суд присудил каждому из заявителей от 14 786 до 167 601 евро в зависимости от обстоятельств дела. Европейский Суд отметил, что данные суммы не порождали особое исключение из подоходного налога на пенсионную задолженность.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.