ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-29 07:12:20

Постановление ЕСПЧ от 06 июня 2017 года по делу "Синим (Sinim) против Турции" (жалоба N 9441/10).

В 2010 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие адекватной судебной реакции на смерть пассажира в грузовике, перевозившем горючие вещества. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Муж заявительницы заключил соглашение с владельцем грузовика о перевозке личных вещей и мебели. Муж был информирован о том, что грузовик был заказан на тот же день транспортной компанией и должен был перевозить сырье, принадлежавшее другому клиенту. При перевозке вещей грузовик столкнулся с другим транспортным средством и загорелся. Муж заявительницы, являвшийся пассажиром грузовика, позднее скончался в больнице от ожогов. Впоследствии было установлено, что "сырье", перевозимое вместе с вещами, в действительности являлось горючей жидкостью, которая загорелась при столкновении.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции (процессуальный аспект). Грузовик не был оборудован электрической системой предотвращения коротких замыканий и не имел предупреждающих знаков. Водитель не был обучен перевозке опасных грузов вопреки четким требованиям закона. Кроме того, водитель не получил лицензию на перевозку таких грузов, и груз был неправильно записан в инвойсе и товарной накладной как "сырье", возможно, в целях избежать проверки властей. Все эти элементы в совокупности позволяли предположить, что, хотя и при отсутствии умысла, смерть мужа заявительницы была вызвана произвольным и легкомысленным пренебрежением обязанностями со стороны виновного. Это было не простое упущение или ошибка человека, в связи с которыми были достаточны гражданско-правовые средства защиты. Своим, по-видимому, беспечным поведением лицо, ответственное за перевозку, причинило другому лицу разновидность тяжкого вреда, который стремилось предотвратить внутригосударственное законодательство. Данные действия требовали уголовно-правовой реакции с целью обеспечить эффективное предотвращение возникновения подобных угроз для права на жизнь в будущем.

Проведение уголовного расследования происшествия было необходимым, чтобы определить, была ли смерть вызвана незаконной перевозкой опасного груза вопреки пункту 1 статьи 174 Уголовного кодекса.

Вместе с тем, хотя расследование обстоятельств смерти было начато быстро, представляется, что прокурор рассматривал аварию как обычное дорожно-транспортное происшествие, вызванное неосторожным вождением, не уделяя внимания причине пожара, в результате которого погиб муж заявительницы. В ходе расследования также не были приняты какие-либо меры для определения состава и химических свойств груза в автомобиле или установления лиц или компаний, причастных к перевозке такого материала. Суд ассизов пренебрег этими существенными упущениями со стороны прокурора, несмотря на возражения заявительницы.

Кроме того, судебные органы пренебрегли официальными жалобами заявительницы на истечение значительного срока и отказали ей в праве на эффективное участие в разбирательстве. Она не была уведомлена об экспертном заключении или решении прокурора об отказе от преследования. Суд ассизов не признал ее "истицей" и не информировал о своем решении. Этих доводов было достаточно для заключения о том, что данное уголовное разбирательство не соответствовало позитивным обязательствам государства в соответствии со статьей 2 Конвенции, поскольку не удалось прояснить обстоятельства смерти мужа заявительницы, и имело недостаточное сдерживающее влияние с точки зрения обеспечения эффективного использования регулятивной основы для перевозки опасных грузов.

Несмотря на то, что заявительница также возбудила разбирательство о компенсации против предположительно виновных лиц, адекватной судебной реакцией в настоящем деле являлось уголовно-правовое средство правовой защиты. Одних лишь гражданско-правовых средств правовой защиты в деле заявительницы было недостаточно для выполнения обязательств властей государства-ответчика в соответствии со статьей 2 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.