ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части длительности разбирательства в судах страны.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части длител Сведения: 2018-09-28 10:15:23

Постановление ЕСПЧ от 27 июня 2017 года по делу "Компании "Сатакуннан Марккинаперсси Ой" и "Сатамедиа Ой" (Satakunnan Markkinaporssi Oy and Satamedia Oy) против Финляндии" (жалоба N 931/13).

В 2013 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Финляндии.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на решение, ограничивающее массовую публикацию налоговой информации. По делу не было допущено нарушения требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По делу было допущено нарушение требований статьи 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части длительности разбирательства в судах страны.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Первая компания-заявительница, "Сатакуннан Марккинаперсси Ой", опубликовала журнал, содержащий информацию о налогооблагаемых доходах и активах финских налогоплательщиков. Данная информация являлась публичной в силу закона (В силу статьи 5 Закона о публичном раскрытии и конфиденциальности налоговой информации). Вторая компания-заявительница, "Сатамедиа Ой", предложила услугу по предоставлению информации в сфере налогообложения посредством текстовых смс-сообщений. В апреле 2003 года омбудсмен по защите данных предложил Совету по защите данных запретить компаниям-заявительницам обработку данных о налогообложении таким способом и в таком объеме, которые они использовали в 2002 году, и передачу этих данных в смс-службу. Совет по защите данных отклонил ходатайство омбудсмена на том основании, что компании-заявительницы осуществляли журналистскую деятельность и поэтому имели право на отступление от положений Закона о персональных данных. Дело впоследствии было передано на рассмотрение Высшего административного суда, который в феврале 2007 года запросил предварительное определение у Суда Европейского союза (далее - CJEU) относительно толкования Директивы 95/46/EC Европейского парламента и Совета от 24 октября 1995 г. о защите физических лиц при обработке персональных данных и о свободном обращении таких данных. В своем постановлении от 16 декабря 2008 г. (Tietosuojavaltuutettu v. Satakunnan {Markkinaporssi} Oy and Satamedia Oy, C73/07, постановление от 16 декабря 2008 г.). CJEU заключил, что деятельность, относящаяся к данным из документов, являющихся общедоступными согласно внутригосударственному законодательству, может быть признана "журналистской деятельностью", если ее целью является сообщение общественности информации, мнений или идей независимо от способа, использованного для их распространения. В сентябре 2009 года Высший административный суд предписал Совету по защите данных запретить обработку данных о налогообложении таким способом и в таком объеме, которые компании-заявительницы использовали в 2002 году. Отмечая, что CJEU признал, что решающим фактором была оценка того, являлась ли публикация частью публичной дискуссии или была направлена исключительно на удовлетворение любопытства читателей, Высший административный суд заключил, что публикация в полном объеме базы данных, собранной для журналистских целей, и передача информации смс-службе не могли рассматриваться в качестве журналистской деятельности.

В рамках конвенционного разбирательства компании-заявительницы жаловались, в частности, на нарушение статьи 10 Конвенции. В Постановлении от 21 июля 2015 г. Палата Европейского Суда постановила шестью голосами "за" при одном - "против", что по делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были. 14 декабря 2015 г. дело было передано для пересмотра в Большую Палату по ходатайству заявителей.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

(a) Предварительный вопрос о том, располагали ли налогоплательщики конкурирующим правом на неприкосновенность личной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции. Тот факт, что информация уже была общедоступной, не отменял с необходимостью защиту статьи 8 Конвенции. Если имел место сбор данных о конкретном лице, обработка или использование персональных данных или публикация соответствующего материала способом или в степени, выходящих за рамки того, что является обычно предсказуемым, возникают соображения, касающиеся неприкосновенности личной жизни. В настоящем деле данные, собранные, обработанные и опубликованные компаниями-заявительницами в газете, раскрывали подробности относительно налогооблагаемого заработанного и незаработанного дохода и налогооблагаемых чистых активов и поэтому явно затрагивали личную жизнь заинтересованных лиц, несмотря на тот факт, что согласно законодательству Финляндии данные могли быть общедоступными.

(b) Наличие вмешательства, было ли вмешательство предусмотрено законом, и преследовало ли оно правомерную цель. Решение Совета по защите данных о запрете обработки налоговых данных спорным способом, оставленное без изменения внутригосударственными судами, повлекло вмешательство в право компаний-заявительниц на распространение информации, гарантированное статьей 10 Конвенции. Вмешательство было предусмотрено законом, формулировки относимого законодательства, характер и пределы журналистского отступления от положений законодательства, на которое ссылались компании-заявительницы, применялись в достаточно предсказуемой манере после толкования, предоставленного Высшему административному суду CJEU, и в качестве профессионалов в области СМИ компании-заявительницы должны были знать, что массовый сбор данных и их массовое распространение могли не рассматриваться в качестве обработки данных "исключительно" для журналистских целей, и вмешательство преследовало правомерную цель защиты репутации или прав иных лиц.

(c) Необходимость в демократическом обществе. Европейский Суд рассмотрел критерии, которые он сформулировал в своей предыдущей прецедентной практике, как имеющие значение при уравновешивании конкурирующих прав на уважение личной жизни в соответствии со статьей 8 Конвенции и на свободу выражения мнения согласно статье 10 Конвенции.

(i) Вклад в дискуссию по вопросу, представляющему всеобщий интерес. Обоснование законодательной политики Финляндии, предусматривающей общедоступность налоговых данных, заключалось в необходимости обеспечения возможности для общественности контролировать деятельность государственных властей. Тем не менее всеобщий доступ к налоговым данным в соответствии с ясными правилами и процедурами и общая прозрачность финской налоговой системы не означали, что сама по себе спорная публикация содействовала дискуссии по вопросу, представляющему всеобщий интерес. Рассматривая публикацию в целом и в контексте, Европейский Суд, как и Высший административный суд, не убежден в том, что публикация налоговых данных компаниями-заявительницами таким способом и в таком объеме (исходные данные были опубликованы как массовые каталоги, почти дословно) содействовала общей дискуссии или даже что ее основная цель заключалась в этом.

(ii) Предмет публикации. Публикацией были затронуты примерно 1 200 000 физических лиц. Все они являлись налогоплательщиками, но лишь очень немногие были обладателями высокого чистого дохода, публичными фигурами или известными личностями в значении прецедентной практики Европейского Суда. Большинство лиц, данные которых были приведены в газете, принадлежали к группам с низкими доходами.

(iii) Способ получения информации и ее достоверность. Достоверность опубликованной информации никогда не оспаривалась, и данные не были получены противоправным способом. Однако было очевидно, что компании-заявительницы, которые отозвали свой запрос данных у Национального совета по налогообложению и вместо этого наняли людей для сбора налоговых данных вручную в местных налоговых органах, придерживались политики обхода обычных каналов и, соответственно, сдержек и противовесов, установленных властями Финляндии для регулирования доступа и распространения.

(iv) Содержание, форма и последствия публикации. Несмотря на то, что журналисты пользуются свободой выбора в отношении того, с какими новостными источниками из числа попадающих в сферу их внимания и как им работать, эта свобода сопровождается обязанностями. Даже хотя рассматриваемые налоговые данные в деле компаний-заявительниц были общедоступными в Финляндии, они могли быть получены только в местных налоговых офисах, а их получение было обусловлено ясными условиями. Журналисты могли получать налоговые данные в цифровом формате, но лишь определенное количество данных могло быть выбрано. Журналисты обязаны указать, что информация затребована для журналистских целей и что она не будет опубликована в виде списка. Таким образом, хотя информация, касающаяся граждан, была общедоступной, конкретные правила и гарантии регулировали к ней доступ. С точки зрения Европейского Суда, тот факт, что соответствующие данные были доступны общественности в соответствии с внутригосударственным законодательством, не означал с необходимостью, что они могли публиковаться без каких-либо ограничений. Публикация данных в газете и дальнейшее распространение этих данных через смс-службу означали способ и степень их доступности, которые не планировались законодателем. Гарантии в законодательстве Финляндии были предусмотрены именно по причине общедоступности персональных налоговых данных, характера и цели законодательства о защите данных и сопутствующего отступления от него для журналистов. При таких обстоятельствах власти государства-ответчика пользовались широкой свободой усмотрения при решении вопроса о том, каким образом достигнуть справедливого равновесия между соответствующими правами, предусмотренными статьями 8 и 10 Конвенции. При сопоставлении этих прав суды Финляндии стремились установить равновесие между свободой выражения мнения и правом на неприкосновенность личной жизни, воплощенным в законодательстве о защите данных. Применяя отступление от требований закона, предусмотренное статьей 2(5) Закона о персональных данных, и тест всеобщего интереса к спорному вмешательству, суды, в частности, Высший административный суд, проанализировали относимую конвенционную прецедентную практику и прецедентную практику CJEU и тщательно применили прецедентную практику Европейского Суда к фактам настоящего дела.

(v) Санкция. Компаниям-заявительницам не было запрещено публиковать налоговые данные или продолжать выпуск газеты при условии, что они будут делать это способом, совместимым с финскими и европейскими правилами о защите данных и доступе к информации. Факт того, что на практике ограничения, введенные в отношении количества информации, подлежащей опубликованию, могли сделать часть их коммерческой деятельности менее прибыльной, не являлся как таковой санкцией в значении прецедентной практики Европейского Суда.

В итоге компетентные власти государства-ответчика и, в частности, Высший административный суд придали надлежащее значение принципам и критериям, заложенным в прецедентной практике Европейского Суда для уравновешивания права на уважение личной жизни и права на свободу выражения мнения. Высший административный суд придал должное значение своему выводу о том, что публикация налоговых данных описанным способом и в описанном масштабе не содействовала дискуссии по вопросу, представляющему всеобщий интерес, и что заявители не смогли обосновать утверждение о том, что это делалось исключительно в журналистских целях в значении внутригосударственного и европейского законодательства. Следовательно, мотивы, на которых суды Финляндии основали свои выводы, были относимыми и достаточными, чтобы продемонстрировать, что обжалуемое вмешательство было "необходимым в демократическом обществе" и что власти государства-ответчика действовали в пределах своей свободы усмотрения при установлении справедливого равновесия между конкурирующими интересами, рассматриваемыми в деле.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (принято 15 голосами "за" при двух - "против").

Также Большая Палата Европейского Суда постановила 15 голосами "за" при двух - "против", что по делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции, что касается длительности разбирательства в судах страны.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.