ЕСПЧ выявлено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявлено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-27 08:40:05

Постановление ЕСПЧ от 03 октября 2017 года по делу "Александру Энаке (Alexandru Enache) против Румынии" (жалоба N 16986/12).

В 2012 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Румынии.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на то, что законодательство Румынии, допускающее приостановление исполнения наказания в виде лишения свободы, распространяется на матерей малолетних детей, но не на отцов. По делу не допущено нарушения требований статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель, который был приговорен к семи годам лишения свободы, подал два ходатайства о приостановлении исполнения наказания. Он, в частности, утверждал, что хотел ухаживать за своим ребенком, которому было всего несколько месяцев. Однако его ходатайства были отклонены судами на том основании, что приостановление исполнения, предусмотренное в подпункте "b" пункта 1 статьи 453 бывшего Уголовно-процессуального кодекса для осужденных матерей, до первого дня рождения ребенка должно толковаться буквально и что заявитель не может требовать его применения по аналогии.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. (a) Была ли ситуация заявителя сопоставима с положением заключенной, имеющей ребенка в возрасте до одного года. В соответствии с законодательством Румынии существовало различие в обращении между двумя категориями заключенных, имеющих детей в возрасте до одного года: с одной стороны, женщинами, которым исполнение наказания может быть приостановлено, и, с другой стороны, мужчинами, которые не имеют права на такое приостановление. Введение приостановления исполнения наказаний в виде лишения свободы было изначально направлено на обеспечение наилучших интересов данных детей для получения ими адекватного внимания и ухода в первый год их жизни. Однако такое внимание и уход могли предоставляться матерью или отцом, несмотря на возможные различия в их отношениях с детьми. Кроме того, право на приостановление исполнения действовало до первого дня рождения ребенка и, таким образом, распространялось на период после беременности матери и самих родов. Итак, заявитель мог утверждать, он что находился в сходном положении по отношению к женщинам-заключенным.

(b) Было ли различие в обращении объективно оправданным. Заключенные женского пола не получали право на приостановление исполнения наказания автоматически. Внутригосударственные суды проводили подробное рассмотрение ходатайств и отклоняли их, когда личная ситуация заявительницы не оправдывала приостановления исполнения наказания.

Уголовное законодательство Румынии, действовавшее в период, относящийся к обстоятельствам дела, предусматривало, что все заключенные независимо от пола имели другие возможности для требования о приостановлении исполнения наказания. Например, суды страны могли рассмотреть, имелись ли особые обстоятельства, сопровождавшие исполнение наказания, которые могли иметь серьезные последствия для самого заключенного, а также для его семьи или работодателя. Заявитель воспользовался этим средством правовой защиты, но упомянутые им трудности не относились к категории особых обстоятельств, изложенных в законе.

Действительно, современное движение к гендерному равенству является основной целью в государствах - участниках Совета Европы, и лишь весьма бесспорные соображения могут вынудить считать такое дифференцированное обращение совместимым с Конвенцией. Цель данных правовых норм заключается в учете конкретных личных ситуаций, включая беременность и первый год жизни ребенка, принимая во внимание, в частности, особые связи между матерью и ребенком в данный период. В конкретной сфере, относящейся к настоящему делу, эти соображения могут предоставить достаточную базу для дифференцированного обращения с заявителем. Материнство имеет специфические черты, которые следует принимать во внимание, часто с помощью принятия средств защиты. Международное право предусматривает, что принятие государствами специальных мер по защите матерей и материнства не должно рассматриваться как дискриминация. Аналогичное положение применимо в тех случаях, когда женщина приговаривается к лишению свободы.

В свете вышеизложенных соображений и с учетом широких пределов усмотрения, доступных властям государства-ответчика в этой сфере, имеется разумная пропорциональная связь между использованными средствами и преследуемой законной целью. Оспариваемое исключение, таким образом, не составляет различие в обращении, запрещенное в соответствии со статьей 14 во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу требования статьи 14 Конвенции нарушены не были (принято пятью голосами "за" при двух - "против").

Европейский Суд также установил нарушение требований статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя под стражей.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 4 500 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.