ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-09-24 11:15:18

Постановление ЕСПЧ от 16 января 2018 года по делу "Чеферин (Ceferin) против Словении" (жалоба N 40975/08).

В 2008 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Словении.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на то, что штрафы, примененные к заявителю за неуважение к суду, являлись вмешательством в его право на свободу выражения мнения. По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель выступал в качестве адвоката стороны защиты в судебном разбирательстве по уголовному делу. Он был оштрафован за неуважение к суду в двух раздельных судебных разбирательствах, выразившееся в критике экспертов-свидетелей и прокурора в рамках устных и письменных замечаний адвоката. В ходе конвенционного разбирательства заявитель жаловался на нарушение его права на свободу выражения мнения.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции. Штрафы, примененные к заявителю за неуважение к суду, являлись вмешательством в его право на свободу выражения мнения, которое было предусмотрено законом (частью первой статьи 78 Уголовно-процессуального кодекса) и преследовало законную цель поддержания авторитета судебной власти и защиты репутации и прав участников судебного разбирательства.

Что касается того, было ли вмешательство в право заявителя необходимо в демократическом обществе, Европейский Суд постановил что внутригосударственные суды не представили соответствующих и достаточных доводов, чтобы обосновать ограничение права заявителя на свободу выражения мнения, и поэтому не добились на основании критерия, выработанного в прецедентной практике Европейского Суда, справедливого баланса между, с одной стороны, необходимостью защиты полномочий судебных органов и необходимостью защиты права заявителя на выражение мнения, с другой стороны.

Формулируя данный вывод, Европейский Суд принял во внимание нижеследующие факторы.

(a) Заявитель сделал оспариваемые высказывания в контексте судебного разбирательства, в котором он выступал в качестве адвоката лица, обвинявшегося в совершении трех убийств. Таким образом, его замечания были сделаны в ходе обсуждения, где права его клиента, безусловно, необходимо было защищать всеми средствами. Более того, высказывания заявителя были произнесены только в зале суда, в отличие от критики судьи, озвученной, например, в средствах массовой информации. В обеих процедурах по обвинению в неуважении к суду внутригосударственные суды не рассмотрели контекст и форму, в которых были сделаны замечания заявителя.

(b) По-видимому, внутригосударственные суды не предоставили большей защиты обжалуемым высказываниям, направленным на действия прокурора. Тем не менее правило о том, что пределы приемлемой критики в некоторых случаях могут быть более широкими в отношении государственных гражданских служащих, чем в отношении частных лиц, a fortiori, применялось к критике прокурора обвиняемым. Аналогичным образом, принимая во внимание тот факт, что они действовали в своем официальном качестве, и учитывая потенциальное влияние их мнений на результаты судебного разбирательства по уголовному делу, свидетели-эксперты должны были терпимо относиться к критике выполнения ими своих обязанностей.

(c) Оспариваемые высказывания не могут быть истолкованы как беспричинные личные нападки или рассматриваться как преследующие единственную цель оскорбить экспертов, прокурора или суд. Они также не могут считаться a propri необоснованными. В частности, они основывались на фактах, выдвинутых заявителем с целью подорвать доверие к экспертам и не допустить раскрытия результатов исследований на детекторе лжи. Были ли эти факты достаточными для обоснования обжалуемых высказываний - именно данный вопрос должен был быть надлежащим образом рассмотрен внутригосударственными судами.

(d) Большинство обжалуемых высказываний было сделано в устной форме, однако ничто не указывало на то, что заседавшие судьи отреагировали на критику. Более того, поразительно, что заявителю не была предоставлена какая-либо возможность объяснить свои действия или защитить себя до того, как к нему применили штраф. В связи с этим Европейский Суд подчеркнул обязанность судов и председательствующего судьи вести судебное разбирательство таким образом, чтобы обеспечить надлежащее поведение сторон и, прежде всего, справедливость судебного разбирательства, а не рассматривать в последующих судебных заседаниях уместность заявлений стороны процесса, высказанных в зале суда.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято шестью голосами "за" при одном - "против").

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции Европейский Суд присудил заявителю 2 400 и 800 евро в качестве компенсации морального вреда и материального ущерба соответственно.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.