ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции. Сведения: 2024-07-04 05:09:18

Постановление ЕСПЧ от 15 июня 2021 года по делу "Мелике против Турции" (жалоба N 35786/19).

В 2019 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была  коммуницирована Турции.

По делу обжалуется увольнение заявительницы без права на компенсацию из государственного образовательного учреждения за то, что она использовала кнопку "Мне нравится" в некоторых публикациях на Facebook. По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции.

 

Деятельность Meta Platforms Inc. по реализации продуктов - социальных сетей Facebook и Instagram на территории РФ запрещена по основаниям осуществления экстремистской деятельности.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявительница, которая в период, относившийся к обстоятельствам дела, работала уборщицей в Министерстве национального образования Турции, была уволена без права на компенсацию за то, что она поставила отметку "Мне нравится" под рядом статей, опубликованных третьими лицами на платформе Facebook.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Хотя работодателем заявительницы являлся орган государственной власти, заявительница не имела статуса государственного гражданского служащего, а была наемным работником на постоянной основе. В этом качестве она не подпадала под действие специальных норм о государственной гражданской службе, и к ней применялись общие положения трудового права. Так, заявительница была уволена на основании решения дисциплинарной комиссии, созданной в соответствии с нормами о коллективном трудовом договоре, действовавшем в месте ее работы, и заявительница обжаловала свое увольнение во внутригосударственных судах по трудовым спорам.

Заявительница была уволена за использование кнопки "Мне нравится" под рядом статей, опубликованных третьими лицами на платформе Facebook - онлайн социальном интернет-ресурсе. Использование этой кнопки в социальных сетях могло рассматриваться как предоставление людям возможности выразить свой интерес к публикации и одобрить ее и являлось как таковое обычной и популярной формой осуществления права на свободу выражения мнения онлайн.

Суд по трудовым спорам счел, что содержание материалов, которые заявительница отметила как "Мне нравится", не защищалось принципом свободы выражения мнения и могло нарушить мирную и спокойную деятельность места работы заявительницы, а именно школ, принадлежащих Министерству национального образования Турции, так как материалы, связанные с учителями, могли быть расценены ими как оскорбительные и причинить беспокойство родителям и ученикам, а также поскольку некоторые публикации имели политический характер. Суд по трудовым спорам поддержал выводы дисциплинарной комиссии. Впоследствии Конституционный суд Турции отклонил индивидуальную жалобу заявительницы, постановив, что заявительница не доказала в своей жалобе, что ее право на свободу выражения мнения было нарушено вследствие увольнения.

В своих решениях суды Турции, как представляется, не провели достаточно тщательного исследования содержания рассматриваемых публикаций или контекста, в котором они были опубликованы. Содержание статей, о которых шла речь в деле, представляло собой агрессивную политическую критику предположительно репрессивных действий со стороны властей Турции, призывы и побуждения демонстрировать протест против указанных действий, выражения негодования относительно убийства председателя коллегии адвокатов, осуждения предполагаемого жестокого обращения с учениками в контролируемых властями Турции учреждениях и острую реакцию на высказывание известного религиозного деятеля, воспринимаемое как сексистское.

Заявительница не являлась гражданской служащей с особой обязанностью демонстрировать доверие и лояльность по отношению к руководству, а была наемным работником, поэтому к ней были применимы общие нормы трудового права. Обязанность работников в частно-правовых трудовых отношениях проявлять лояльность, сдержанность и осмотрительность по отношению к своему работодателю не является такой же строгой, как обязанность государственных гражданских служащих демонстрировать лояльность и сдержанность.

Суды Турции не рассмотрели потенциальное воздействие мер, принятых в отношении заявительницы, хотя это имело важное значение при оценке возможного влияния онлайн-публикации с целью определения пределов и характера воздействия на аудиторию.

Заявительница не являлась лицом, которое создало и опубликовало обжалуемые статьи в упомянутой социальной сети, ее действия ограничивались использованием кнопки "Мне нравится" под статьями. Факт использования кнопки "Мне нравится" не мог быть признан таким же значимым, как и распространение содержания упомянутых статей в социальных сетях, поскольку использование кнопки "Мне нравится" просто означало выражение симпатии в отношении опубликованной информации, а не активное желание распространять ее. Власти Турции также не утверждали, что статьи, о которых шла речь в деле, были прочитаны большой аудиторией социальной сети. Некоторые из соответствующих статей получили всего около десятка отметок "Мне нравится" и несколько комментариев. Более того, учитывая характер работы заявительницы, то, что она не была известным человеком и имела ограниченный должностной статус на месте своей работы, ее активность на Facebook не могла оказать какого-либо существенного влияния на учеников, их родителей, учителей и иных служащих школ. Власти Турции не указали в своих решениях, имели ли перечисленные группы лиц доступ к аккаунту заявительницы на Facebook или к данным об отметках "Мне нравится", исходя из параметров, соединений и степени популярности профиля заявительницы на Facebook.

В любом случае власти Турции не уточнили в своих решениях, были ли в период между публикацией рассматриваемых статей и началом дисциплинарного разбирательства (который составлял от шести до девяти месяцев в зависимости от публикации) отметки заявительницы "Мне нравится" замечены или обжалованы учениками, их родителями, учителями или иными служащими на месте работы заявительницы и стали ли они поводами для инцидентов такого характера, которые нарушили бы спокойствие и порядок на рабочем месте заявительницы.

Таким образом, дисциплинарная комиссия и суды Турции не приняли во внимание все относящиеся к делу факты в обстоятельствах настоящего дела, когда делали вывод о том, что обжалуемые действия заявительницы нарушили спокойствие и порядок на ее рабочем месте. В частности, власти Турции не попытались оценить потенциальную способность отметок "Мне нравится" вызвать неблагоприятную реакцию на месте работы заявительницы, учитывая содержание материалов, одобрение которым эти отметки выражали, не проанализировали их профессиональный и социальный контекст, а также их пределы действия и последствия. Следовательно, приведенные в настоящем деле причины для увольнения заявительницы не могут рассматриваться как относящиеся к делу и достаточные.

Наконец, дисциплинарная комиссия в своем решении, оставленном судами Турции без изменения, применила максимально допустимое наказание, предусмотренное коллективным трудовым договором, а именно незамедлительное расторжение трудового договора без права на компенсацию. Это, несомненно, являлось чрезвычайно тяжелым наказанием, особенно принимая во внимание трудовой стаж заявительницы и ее возраст.

Соответственно, отсутствовало разумное соотношение пропорциональности между вмешательством в право заявительницы на свободу выражения мнения и преследуемой законной целью.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Деятельность Meta Platforms Inc. по реализации продуктов - социальных сетей Facebook и Instagram на территории РФ запрещена по основаниям осуществления экстремистской деятельности.

 

 

Добавить комментарий

Код

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.