ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции. Сведения: 2024-06-19 05:05:12

В 2019 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Румынии.

По делу рассматривается вопрос о том, что иск, касающийся причинения вреда, является эффективным средством правовой защиты с 13 января 2021 г. для получения компенсации за имевшиеся в прошлом ненадлежащие условия содержания под стражей или перевозки заключенных. По делу имело место нарушение статьи 13 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель содержался под стражей. Он обжаловал ненадлежащие условия содержания под стражей, а также средство правовой защиты (гражданский иск о привлечении к ответственности за гражданское правонарушение, используемый для получения компенсации морального вреда.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Вынося окончательное решение по делу заявителя, суды Румынии отметили, что во время содержания в тюрьме "Дева" (с 27 февраля 2014 г. по 29 апреля 2015 г. и с 14 по 25 мая 2015 г.) ему было обеспечено менее 3 кв. м санитарной площади.

В пилотном Постановлении по делу "Резмивеш и другие против Румынии" (Rezmive and Others v. Romania) (См.: Постановление Европейского Суда по делу "Резмивеш и другие против Румынии" (Rezmive and Others v. Romania) от 25 апреля 2017 г., жалоба N 61467/12.) Европейский Суд уже установил нарушение статьи 3 Конвенции при фактических обстоятельствах, аналогичных тем, что были рассмотрены в настоящем деле.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции, рассмотренной во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции. Утверждая, что в настоящем деле отсутствовало нарушение статьи 13 Конвенции, власти Румынии ссылались на средство правовой защиты, появившееся в результате развития прецедентной практики после вынесения указанного выше Постановления по делу "Резмивеш и другие против Румынии" (Rezmive and Others v. Romania), которое, как утверждали власти Румынии, позволяло разрешить многочисленные индивидуальные жалобы, связанные с проблемой ненадлежащих условий содержания под стражей в Румынии.

(а) Создание нового средства правовой защиты, предусмотренного законодательством Румынии. На основании представленных ему материалов Европейский Суд не смог удостовериться в том, все ли указанные властями Румынии решения вступили в законную силу. Однако, учитывая значительное количество примеров из прецедентной практики и выводы судов Румынии, Европейский Суд сформулировал следующие замечания.

Во-первых, что касается доступности средства правовой защиты, возложенное на заявителей бремя доказывания не казалось чрезмерным. В большинстве приведенных примеров заявители жалоб использовали легко доступные доказательства, такие как описание обжалуемых условий содержания под стражей или перевозки, иногда показания свидетелей, поэтому власти Румынии должны были опровергнуть эти утверждения.

Во-вторых, что касается процессуальных гарантий, большинство разбирательств длилось менее двух лет в судах одной или двух инстанций. Только четыре дела рассматривались чуть более двух лет в судах одной или двух инстанций. В связи с этим, хотя действовавшее в рассматриваемое время законодательство Румынии не устанавливало конкретного срока для вынесения решения по подобным спорам, время, затраченное судами государства-ответчика на рассмотрение иска из причинения вреда, по-видимому, не было ненадлежаще длительным. Кроме того, правила о судебных сборах, по-видимому, не возлагали дополнительно чрезмерного бремени на истца. Согласно законодательству Румынии лица, желающие подать иск против государства для получения компенсации за ненадлежащие условия содержания под стражей или перевозки, не были обязаны уплачивать судебную пошлину.

В-третьих, суды Румынии проанализировали гражданские иски на их соответствие стандартам, изложенным в прецедентной практике Европейского Суда. Они рассмотрели вопрос о том, достигло ли обращение с истцами такой степени жестокости, чтобы попасть в сферу действия статьи 3 Конвенции, принимая во внимание позитивные обязательства государства, вытекающие из этой статьи. Они также приняли во внимание последствия чрезмерной переполненности исправительных учреждений при определении того, имело ли место нарушение статьи 3 Конвенции, и придали особое значение разумности размера выплаты компенсации морального вреда, учитывая длительность существования ненадлежащих условий содержания под стражей.

В-четвертых, установление факта ненадлежащих условий содержания под стражей или перевозки заключенных являлось основанием для презумпции морального вреда.

В-пятых, и в заключение, что касается вопрос о том, получили ли истцы надлежащее и достаточное возмещение вреда, Европейский Суд проверил, с одной стороны, распространялась ли компенсация на весь обжалуемый истцами период, и, с другой стороны, являлись ли присужденные властями Румынии суммы компенсации разумными по сравнению с суммами справедливой компенсации, присуждаемыми Европейским Судом по аналогичным делам.

(i) Распространялась ли компенсация на весь обжалуемый период? Большинство судов Румынии признали нарушение статьи 3 Конвенции и присудили компенсацию за все обжалуемые истцами периоды. При рассмотрении иска из причинения вреда вследствие ненадлежащих условий содержания под стражей один суд ограничил период, в отношении которого присуждалась компенсация, постановив, что каждая перевозка истца в другое исправительное учреждение означала исчисление трехлетнего срока давности заново. Два других суда заняли другую позицию, исключив из рассмотрения, как попавшие под действие срока давности, те периоды содержания истца под стражей, которые прерывались освобождением заявителя и находились за пределами трехлетнего срока давности для подачи иска из причинения вреда.

Чтобы предоставляемые законодательством Румынии средства правовой защиты считались эффективными, суды Румынии должны были проанализировать жалобы на нарушение статьи 3 Конвенции в соответствии с принципами и стандартами прецедентной практики Европейского Суда. Это было особенно важно в тех случаях, когда некоторые истцы утверждали, что они содержались под стражей дольше, чем установленный трехлетний срок давности. Однако только очень ограниченное количество судов вынесло решение по этому вопросу, и поэтому это направление прецедентной практики не могло считаться распространенным и последовательным. По мнению Европейского Суда, только систематические, подтвержденные сложившейся прецедентной практикой отказы судов Румынии в применении концепции "длящейся ситуации", выработанной в прецедентной практике Европейского Суда по жалобам на нарушение статьи 3 Конвенции, могли поставить под сомнение эффективность рассматриваемой меры. В настоящем деле такой ситуации не было.

(ii) Был ли размер компенсации надлежащим и достаточным? Суды Румынии применили нормы об ответственности за причинение вреда и на справедливой основе определили размер компенсации за причиненный истцам моральный вред. Кроме того, суды Румынии не присуждали суммы, меньшие, чем присужденные Европейским Судом по аналогичным делам.

В свете изложенного и общего прожиточного уровня в Румынии полученная истцами компенсация, рассмотренная в целом, не свидетельствовала о наличии какой-либо системной проблемы ненадлежащего возмещения ущерба в отношении сумм, присуждаемых судами Румынии.

(iii) Вывод. Принимая во внимание критерии, использованные судами Румынии для оценки ненадлежащих условий содержания под стражей и компенсации причиненного истцам морального вреда, следует отметить, что прецедентная практика Румынии значительно изменилась со дня вынесения упомянутого выше пилотного Постановления Европейского Суда по делу "Резмивеш и другие против Румынии" (Rezmive and Others v. Romania).

Эта практика была закреплена постановлением Верховного суда Румынии от 19 февраля 2020 г., в котором были изложены базовые критерии, применяемые к средствам правовой защиты рассматриваемого типа. Это постановление, о котором стороны были уведомлены 14 апреля 2020 г., было доступно для ознакомления в базе судебных решений с 13 июля 2020 г., и общественность не могла не знать о постановлении спустя шесть месяцев после его публикации, то есть 13 января 2021 г.

Таким образом, иск из причинения вреда, как неоднократно указывали суды Румынии, с 13 января 2021 г. являлся эффективным средством правовой защиты для лиц, которые полагали, что они являются субъектами ненадлежащих условий содержания под стражей или перевозки заключенных, и которые на момент подачи иска более не находились в упомянутых условиях.

Если бы суды Румынии систематически отказывали в рассмотрении жалоб на ненадлежащие условия содержания под стражей в соответствии с принципами и стандартами, определенными в прецедентной практике Европейского Суда, это могло поставить под сомнение эффективность этого средства правовой защиты. Европейский Суд сохранил за собой полномочия по окончательному рассмотрению любых жалоб от заявителей, которые в соответствии с принципом субсидиарности использовали предоставляемые властями Румынии средства правовой защиты.

(b) Эффективность средства правовой защиты в деле заявителя. Заявитель воспользовался возможностью подачи иска из причинения вреда, что не давало ему возможности добиться полного признания нарушений Конвенции и получить надлежащую и достаточную компенсацию. Окончательное решение по делу заявителя было вынесено властями Румынии 13 февраля 2019 г., то есть задолго до даты, определенной Европейским Судом в качестве даты, начиная с которой рассматриваемое средство правовой защиты могло считаться эффективным.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции, рассмотренной во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 46 Конвенции. Что касается превентивных средств правовой защиты, Европейский Суд с интересом отметил, что степень переполненности исправительных учреждений в Румынии стала уменьшаться сразу после принятия Европейским Судом пилотного Постановления по данному вопросу, а также, что обращения к судьям по исполнению наказаний позволили судам Румынии оценивать ситуацию с переполненностью исправительных учреждений, обжалуемую некоторыми заключенными. Однако тенденция уменьшения количества заключенных в исправительных учреждениях сошла на нет в июне 2020 года, и соответствующее количество лиц, содержащихся под стражей, росло на протяжении шести месяцев, достигнув к декабрю 2020 года уровня в 199,2%. Этот рост также подтверждался последними данными, доступными на сайте руководства системы исправительных учреждений Румынии. В результате Европейский Суд не смог прийти к выводу, отличающемуся от вывода, сделанного в упомянутом выше Постановлении по делу "Резмивеш и другие против Румынии" (Rezmive and Others v. Romania). Хотя законодательство Румынии предусматривало превентивные средства правовой защиты, в отсутствие явного улучшения условий содержания под стражей в исправительных учреждениях Румынии, особенно применительно к их переполненности, ничто в материалах дела не позволяло предположить, что эти средства правовой защиты, вероятно, предоставили бы заключенным эффективную возможность привести эти условия в соответствие с требованиями статьи 3 Конвенции. Европейский Суд призвал власти Румынии обеспечить проведение реформ по снижению количества заключенных в исправительных учреждениях и поддерживать количество заключенных на приемлемом уровне.

Что касается компенсационного средства правовой защиты, Европейский Суд отметил, что с 13 января 2021 г. гражданский иск из причинения вреда предоставлял в принципе надлежащее средство правовой защиты в отношении жалоб на нарушение Конвенции, которое могли использовать лица, полагавшие, что они содержались под стражей в ненадлежащих условиях в учреждениях системы органов внутренних дел или в исправительных учреждениях, и которые на момент подачи исков более не содержались в условиях, предположительно противоречивших Конвенции, а также лица, обжаловавшие ненадлежащие условия перевозки заключенных.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 2 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Код

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.