ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции. Сведения: 2023-09-22 03:14:24

Постановление ЕСПЧ от 08 июля 2021 года по делу "Шахзад против Венгрии" (жалоба N 63772/16).

В 2016 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Венгрии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на принудительное помещении мигрантов на узкую полоску земли за пограничным забором, что было равнозначно высылке. Положения статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции применимы к делу. По делу обжалуется высылка заявителя с территории Венгрии после неправомерного, но не наносящего кому-либо вред въезда в страну в отсутствие формальной процедуры и гарантий, а также индивидуального решения по его делу, несмотря на ограниченный доступ к способам правомерного въезда на территорию Венгрии. По делу имело место нарушение статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В августе 2016 года группа из 12 граждан Пакистана, включая заявителя, неправомерно пересекла границу Венгрии, прорезав дыру в заборе на границе между Венгрией и Сербией. Они шли несколько часов по территории Венгрии, прежде чем остановиться отдохнуть в поле, где их перехватили сотрудники полиции Венгрии и применили к ним "задержание и препровождение" в соответствии с пунктом 1(а) статьи 5 Закона о государственной границе. В грузовике указанных лиц доставили к ближайшему пограничному забору, а затем офицеры полиции провели их через ворота на внешнюю сторону забора со стороны Сербии. Заявителя, у которого имелись телесные повреждения, направили в центр приема иностранцев в г. Суботица (Subotica), Сербия, а оттуда он был отправлен в ближайшую больницу.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции. (а) Применимость. Тот факт, что заявитель въехал на территорию Венгрии неправомерно и был задержан через несколько часов после пересечения границы и, вероятно, недалеко от нее, не препятствовал применению статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции. Кроме того, это положение может применяться, даже если рассматриваемая по делу мера не квалифицируется как "высылка" законодательством соответствующего государства. В настоящем деле Европейский Суд должен был рассмотреть вопрос о том, означал ли тот факт, что заявителя не выслали прямо на территорию другого государства, а поместили на узкую полосу земли между пограничным ограждением Венгрии и реальной границей Венгрии с Сербией, что оспариваемая мера находилась вне сферы действия статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции. Европейский Суд установил, что этого не произошло и что перемещение заявителя на внешнюю сторону пограничного ограждения являлось высылкой по смыслу статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции.

В частности, ограждение явно было воздвигнуто для защиты границы между двумя государствами. Узкая полоска земли без инфраструктуры на внешней стороне ограждения имела исключительно техническое значение, связанное с обслуживанием границы, а чтобы въехать в Венгрию, депортированные мигранты должны были проследовать через одну из транзитных зон, что обычно означало пересечение территории Сербии. В своем постановлении от 17 декабря 2020 г. о выполнении Венгрией Директив 2008/115/ЕС и 2013/32/ЕС Суд Европейского союза (Суд справедливости Европейского союза) установил, что мигранты, высланные на основании пункта 1(а) статьи 5 Закона о государственной границе, не имели иного выхода, кроме как покинуть территорию Венгрии. Кроме того, в настоящем деле, по-видимому, высылаемую группу лиц соответствующие офицеры направили в сторону Сербии. Следовательно, примененная к заявителю мера имела своей целью выдворить заявителя с территории Венгрии и привела именно к такому результату. Ссылка исключительно на формальный статус полосы земли с внешней стороны пограничного ограждения как части территории Венгрии и игнорирование упомянутых выше политических реалий приведет к лишению статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции практической эффективности в случаях, аналогичных тому, что рассматривается в настоящей жалобе, и позволит государствам обходить обязательства, возложенные на них упомянутым конвенционным положением. Проблемы с управлением потоками мигрантов не могут оправдать существование области вне правового поля, где лица находятся вне действия какой-либо правовой системы, способной обеспечить их права и гарантии, защищаемые Конвенцией.

(b) Существо жалобы. Не оспаривалось, что заявителя выслали из Венгрии без проведения в отношении него какой-либо идентификационной процедуры или рассмотрения его индивидуальной ситуации властями Венгрии. Поэтому следовало уточнить, могло ли отсутствие индивидуального рассмотрения ситуации заявителя быть обусловлено поведением самого заявителя. В связи с этим Европейский Суд принял во внимание следующие обстоятельства.

Во-первых, хотя заявитель вместе с другими мигрантами пересек границу Венгрии незаконно, из предоставленной видеозаписи следовало, что они выполняли приказы сотрудников соответствующих органов государственной власти Венгрии и что ситуация находилась под полным контролем указанных сотрудников. Не было каких-либо указаний на то, что заявитель и другие мигранты оказывали сопротивление или применяли к сотрудникам органов государственной власти Венгрии силу. Власти Венгрии также не утверждали, что пересечение заявителем и другими мигрантами границы создало бы взрывоопасную, не поддающуюся контролю ситуацию в стране или что их действия скомпрометировали бы общественную безопасность в стране. Следовательно, кроме незаконного проникновения на территорию Венгрии, настоящее дело нельзя сравнивать с Постановлением Большой Палаты Европейского Суда по делу "N.D. и N.T. против Испании" (N.D. and N.T. v. Spain) (См.: Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "N.D. и N.T. против Испании" (N.D. and N.T. v. Spain) от 13 февраля 2020 г., жалоба N 8675/15 // Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. 2020. N 4).

Во-вторых, что касается вопроса о том, обошел ли заявитель своим незаконным пересечением границы эффективную процедуру законного въезда в Венгрию, то каждая из двух доступных транзитных зон принимала достаточно небольшое количество ходатайств о международной защите в день, а те лица, которые хотели войти в транзитную зону, должны сначала были зарегистрировать свое имя в листе ожидания и потенциально ожидать несколько месяцев в Сербии, прежде чем им разрешили бы въехать в Венгрию. Хотя заявитель утверждал, что он просил лицо, занимавшееся составлением листа ожидания, добавить его имя в список, его так и не зарегистрировали. В этом отношении Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (далее - Управление) и Специальный представитель Генерального секретаря Совета Европы по вопросам миграции и делам беженцев указали на недостатки и отсутствие прозрачности при руководстве доступом к транзитным зонам и при работе с листами ожидания. Управление также отметило, что лиц без спутников, у которых также не было видимых внешних причин для особого к ним отношения, активно разубеждали в необходимости приближаться к транзитным зонам. Ввиду изложенного и, в частности, неформального характера этой процедуры заявителя нельзя считать ответственным за то, что его имя не включили в список ожидания.

Таким образом, принимая во внимание ограниченный доступ к транзитным зонам и отсутствие формальной процедуры с надлежащими гарантиями, которая регулировала бы прием мигрантов в подобных обстоятельствах, власти Венгрии не обеспечили заявителю эффективного способа законного въезда в государство. Следовательно, отсутствие индивидуального решения о высылке заявителя нельзя объяснить поведением самого заявителя. Таким образом, с учетом того факта, что власти Венгрии выслали заявителя, не установив его личность и не рассмотрев его ситуацию, и принимая во внимание отсутствие эффективного доступа к законным способам въезда в Венгрию, заявитель был выдворен из страны в рамках коллективной высылки иностранцев.

В свете вышеизложенного Европейский Суд также отклонил с присоединением к рассмотрению жалобы по существу довод властей Венгрии об отсутствии у заявителя статуса жертвы, поскольку он не подал ходатайства о международной защите.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу имело место нарушение статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также постановил единогласно, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции, рассмотренной во взаимосвязи со статьей 4 Протокола N 4 к Конвенции, вследствие отсутствия у заявителя эффективного средства правовой защиты для обжалования его высылки из Венгрии.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Код

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.