ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Сведения: 2023-09-20 03:11:49

Постановление ЕСПЧ от 20 июля 2021 года по делу "Локифер против Бельгии" (жалоба N 79089/13 и 2 другие жалобы).

В 2013 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Бельгии.

По делу успешно рассмотрены жалобы на отсутствие судебного средства правовой защиты в связи с отстранением Высшим советом юстиции Бельгии от выполнения своих обязанностей одного из членов данного совета, не являющегося судьей. К делу применима статья 6 Конвенции. По делу имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявительница являлась "несудебным" членом Высшего совета юстиции Бельгии (далее - Совет). После проведения общего собрания членов Совета она была отстранена от выполнения своих профессиональных обязанностей на основании возбужденного ранее в отношении нее уголовного дела. Впоследствии срок приостановления исполнения ею обязанностей продлевался в общей сложности почти на два года. Заявительница утверждала, что в ее распоряжении не было судебных средств правовой защиты, которые позволило бы ей обжаловать решение Совета.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

(а) Применимость. Вопрос о применимости к делу пункта 1 статьи 6 Конвенции в его гражданско-правовом аспекте был рассмотрен исходя из критериев, выработанных в упомянутом выше Постановлении Большой Палаты Европейского Суда по делу "Вильхо Эскелинен и другие против Финляндии" (Vilho Eskelinen and Others v. Finland) и примененных, в частности, к спорам относительно судей (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бака против Венгрии" (Baka v. Hungary) (См.: Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Бака против Венгрии" (Baka v. Hungary) от 23 июня 2016 г., жалоба N 20261/12 // Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. 2017. N 10); Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Денисов против Украины" (Denisov v. Ukraine) (См.: Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Денисов против Украины" (Denisov v. Ukraine) от 25 сентября 2018 г., жалоба N 76639/11 // Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. 2018. N 11.

(i) Наличие спора о праве. Несомненно, что из решения общего собрания членов Совета о приостановлении исполнения заявительницей своих обязанностей в структуре Совета следовал спор об осуществлении ею своих обязанностей как члена Совета. Спор являлся истинным и серьезным, поскольку она оспаривала законность примененной к ней меры.

Согласно Судебному кодексу Бельгии заявительница была выбрана членом Совета на четырехлетний возобновляемый срок. Таким образом, в соответствии с законодательством этого государства она имела право отработать в своей должности весь установленный срок. Также на весь упомянутый срок заявительница была избрана членом правления Совета.

Целью и задачей обжалуемой обеспечительной меры являлось предотвратить выполнение заявительницей ее профессиональных обязанностей как члена Совета до принятия окончательного решения по ее уголовному делу. На практике это привело к ее отстранению от должности почти на два года. Следовательно, оспариваемая мера имела решающее значение для осуществления рассматриваемого права.

(ii) Было ли рассматриваемое право гражданским. Заявительница была избрана членом Совета на установленный срок и не могла быть смещена с должности решением Сената Бельгии, который назначил ее на должность. Заявительница выполняла свои обязанности под руководством общего собрания членов Совета, которое было вправе прекратить ее полномочия, и получала вознаграждение за работу в качестве члена правления Совета. Кроме того, приостановление полномочий заявительницы, осуществленное общим собранием членов Совета, основывалось на мнении собрания о том, что возбуждение уголовного дела в отношении заявительницы причиняло вред надлежащей работе Совета. В свете вышеизложенного и с точки зрения классификации рассматриваемых прав и обязанностей спор между заявительницей и Советом имел характер трудового спора относительно способа, которым заявительница осуществляла или могла продолжить осуществлять свои обязанности в Совете. Спор имел место между заявительницей и общим собранием членов Совета - органом, отвечавшим за надлежащее функционирование этого учреждения, который на указанном основании имел право осуществлять в определенной степени надзор за заявительницей. Несмотря на тот факт, что заявительница выполняла свои обязанности в рамках учреждения, независимость которого гарантировалась Конституцией Бельгии, внутренние трудовые споры, такие как "обычный трудовой спор", имели "гражданские" элементы, достаточные для возникновения презумпции о том, что затронутое право имело "гражданский" характер.

Кроме того, законодательство Бельгии прямо не исключало рассматриваемую категорию должностей или лиц из сферы действия права на доступ к суду.

Вместе с тем отсутствовали особые отношения доверия и лояльности между заявительницей и государством, которые оправдывали бы исключение спора между заявительницей и Советом из сферы действия статьи 6 Конвенции.

Исходя из изложенного имел место "спор" о "гражданском праве". Следовательно, заявительница в ходе разбирательства относительно приостановления исполнения ею своих полномочий в Совете имела право на защиту, предоставляемую пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Положения пункта 1 статьи 6 Конвенции применимы к настоящему делу.

(b) Существо жалобы. Из соответствующих норм законодательства и Конституции Бельгии следовало, что Совет являлся административным органом власти. Поскольку в его обязанности не входило разрешение споров, он не являлся судебным органом. На основании изложенного Европейский Суд сделал вывод, что Совет не являлся "судом" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Заявительница воздержалась от обжалования решения Совета о приостановлении исполнения ею своих обязанностей на том основании, что законодательство государства-ответчика не предоставляло ей эффективного средства правовой защиты. Власти Бельгии считали, что заявительница должна была обжаловать рассматриваемые решения в Государственном совете или судах Бельгии.

Тем не менее власти Бельгии не продемонстрировали наличие каких-либо средств правовой защиты, которые могли бы позволить заявительнице добиться пересмотра судами государства-ответчика решения о приостановлении выполнения заявительницей ее обязанностей в Совете и отмены или приостановления исполнения такого решения. Соответственно, возражение властей Бельгии о неисчерпании предоставляемых законодательством Бельгии средств правовой защиты должно было быть отклонено.

Из вышеизложенного также следовало, что обжалуемые решения не были вынесены судом или иным органом, исполнявшим судебные функции, и не могли быть пересмотрены данным органом. Таким образом, заявительница была лишена права на доступ к суду для обжалования меры в виде приостановления исполнения ею своих обязанностей в Совете.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции (принято шестью голосами "за" при одном - "против").

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 12 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Код

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.