ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-08-25 12:33:52

Постановление ЕСПЧ от 30 января 2020 года по делу "Винкс и Рибицка (Vinks and Ribicka) против Латвии" (жалоба N 28926/10).

В 2010 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Латвии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на обыск, проведенный в доме заявителей в рамках расследования экономических преступлений, без предоставления каких-либо гарантий против злоупотреблений. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В рамках расследования экономических преступлений полиция провела обыск в доме заявителей с участием сотрудников специального антитеррористического подразделения: вооруженные сотрудники специального полицейского подразделения "Омега" проникли в дом заявителей через окна, а за ними в дом зашли сотрудники финансовой полиции (VID FPP), которые провели обыск.

Заявители жаловались, inter alia, на то, что обыск и участие сотрудников специального подразделения были оправданы не какими-либо фактическими обстоятельствами, а стремлением отомстить заявителю в связи с тем, что ранее он выступал свидетелем по делу о коррупции, обвиняемыми по которому проходили два сотрудника финансовой полиции.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Риск злоупотребления полномочиями и унижение человеческого достоинства особенно возможны в таких ситуациях, как в настоящем деле, не только потому, что вторжение в личную сферу заявителей было серьезным (см. ниже), но и поскольку ходатайство о вмешательстве со стороны антитеррористического подразделения исходило от их коллег, в отношении которых расследовалось уголовное дело по факту совершения преступлений, связанных с коррупцией. Заявитель дал показания против данных сотрудников, а обыск проводился тем же отделом финансовой полиции, в котором работали эти сотрудники.

В связи с отсутствием гарантий в настоящем деле оспариваемое вмешательство не могло быть признано соразмерным преследуемой цели по нижеследующим причинам.

(a) Недостатки при проведении обыска. Ни одна из гарантий, предусмотренных законодательством Латвии, как представляется, не обеспечивала заявителям эффективной защиты. Данные гарантии были таковыми:

(i) предварительный судебный контроль. Ходатайство финансовой полиции о разрешении на проведение обыска было основано на подозрении о том, что заявитель был замешан в масштабном уклонении от уплаты налогов и отмывании денег, в которых участвовало более 60 компаний. Эти подозрения были основаны на материалах уголовного дела, а производству по нему предшествовала оперативная проверка данных фактов.

Основной довод заявителя заключался в том, что он не был связан с какой-либо из компаний, которые участвовали в совершении соответствующих преступлений. У Европейского Суда не было возможности установить, была ли такая позиция обоснованной. Однако расследование уголовного дела, которое было возбуждено в отношении заявителя, продолжалось более 10 лет и оставалось на стадии предварительного расследования, которое осуществлялось тем же отделом полиции, сотрудники которого провели обыск.

Необходимо отметить, что следственный судья рассмотрел материалы представленного ему дела. Однако он не указал факторы, которые связывали заявителя с компаниями, в отношении которых проводилось расследование. В своем анализе председатель соответствующего суда не отреагировал на доводы, специально озвученные заявителем в этом отношении.

(ii) Последующий контроль со стороны прокуроров. Хотя прокуроры разных уровней несколько раз рассматривали материалы дела и запрашивали дополнительную информацию от различных органов полиции, они в значительной степени ссылались на выводы, представленные этими же органами, действия которых прокуроры должны были проверять, и пришли к выводу, что содействие специального полицейского подразделения было оправдано и что сотрудники подразделения "Омега" действовали в соответствии с внутренними правилами и "с учетом обстоятельств".

Поскольку прокуроры не ответили на конкретные доводы заявителей и не предоставили какой-либо дальнейшей информации, контроль со стороны прокуратуры в отношении содействия специального полицейского подразделения не обеспечил эффективной защиты в настоящем деле.

(b) Отсутствие правовых оснований для участия в обыске сотрудников специального полицейского подразделения. Содействие антитеррористического подразделения "Омега" было запрошено финансовой полицией как часть более масштабной операции. Однако хотя данная операция включала в себя одновременное проведение 19 обысков, содействие специально обученных и вооруженных сотрудников было запрошено только для двух обысков, в том числе для обыска в доме заявителя.

Лишь веские причины могли оправдать такое серьезное вмешательство в личную жизнь заявителей, как принудительное проникновение ранним утром в жилище через окна с использованием мер принуждения и оружия в отношении заявителей и несовершеннолетней дочери заявительницы.

Европейскому Суду не стоит строить предположения относительно элементов, на которые ссылались соответствующие органы для обоснования необходимости участия сотрудников антитеррористического подразделения "Омега" в проведении обыска в доме заявителей. Вместе с тем предполагаемое присутствие вооруженных лиц или сторожевых собак в помещении или возможность обнаружения огнестрельного оружия в ходе обыска, на которые делались ссылки, как представляется, были либо необоснованными, либо относились к другому подозреваемому.

Можно согласиться с тем, что участие специальных подразделений полиции могло считаться необходимым при определенных обстоятельствах. Однако простая ссылка на общие положения о координации между различными органами власти или на внутренние правила антитеррористического подразделения "Омега" в той мере, в какой сотрудники последнего оказывали правоохранительным органам помощь в затруднительных ситуациях, не были достаточными, по мнению Европейского Суда, для того, чтобы создать правовую базу, способную предоставить надлежащие эффективные гарантии от злоупотреблений и произвола.

Такие гарантии могут включать в себя принятие мер регулирования, которые ограничивают использование специальных сил ситуациями, когда обычное вмешательство со стороны полиции не может считаться безопасным и достаточным, а также предоставляют дополнительные гарантии (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Кучера против Словакии" (Kučera v. Slovakia) от 17 июля 2007 г., жалоба N 48666/99).

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждому из заявителей по 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда, требования заявительницы о возмещении материального ущерба были отклонены.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.