ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-08-25 12:29:11

Постановление ЕСПЧ от 14 января 2020 года по делу "Ринау (Rinau) против Литвы" (жалоба N 10926/09).

В 2009 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Литве.

По делу успешно рассмотрена жалоба на политическое вмешательство и процессуальные недостатки с целью помешать предписанному судом возвращению ребенка, незаконно удерживаемого другим родителем на территории иностранного государства. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявителями по делу являются гражданин Германии (заявитель) и его дочь (заявительница), которая родилась в 2005 году от брака с гражданкой Литвы. В 2006 году последняя покинула Германию, чтобы отвезти дочь в Литву на каникулы, но больше она не вернулась в Германию. За этим последовали следующие судебные процессы:

(1) в Германии: заявитель обратился в суд, который вынес решение о назначении его временным опекуном и о возвращении ему дочери. В 2007 году было вынесено решение о разводе супругов, и заявителю была предоставлена постоянная опека над дочерью.

(2) В Литве (где дело широко обсуждалось как на политическом уровне, так и в средствах массовой информации):

- в октябре 2006 года заявитель обратился в суд с ходатайством о возвращении дочери на основании Гаагской конвенции о гражданских аспектах международных похищений детей от 25 октября 1980 г. (далее - Гаагская конвенция) и Регламента Европейского союза "Брюссель IIbis". В марте 2007 года суд апелляционной инстанции предписал матери вернуть дочь в Германию (вынеся судебное решение, которое подлежало немедленному исполнению и не могло быть обжаловано). В июне 2007 года был выдан исполнительный лист;

- мать дочери и Генеральный прокурор несколько раз пытались добиться возобновления производства по делу о возвращении ребенка путем подачи заявления и жалоб, в том числе по вопросам права. В октябре 2007 года Председатель Верховного суда Литвы приостановил исполнение приказа о возвращении ребенка;

- в апреле 2008 года Верховный суд Литвы передал вопрос на рассмотрение Суда Европейского союза, отложив вынесение решения до апреля 2008 года. Ходатайство и жалоба, поданные с целью добиться возобновления производства по делу, были оставлены без удовлетворения;

- в октябре 2008 года, когда возвращение ребенка вновь было задержано, и заявитель забрал дочь из детского дома и отвез в Латвию (где он ненадолго был заключен под стражу, а затем ему было разрешено вернуться в Германию). После этого Прокуратура Литвы начала расследование по факту похищения, но прекратила производство по нему в ноябре 2009 года.

В 2009 году заявитель подал жалобу в Европейский Суд. Мать девочки впоследствии уехала жить в Германию и получила право видеться с ребенком в этой стране.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Европейский Суд провел различие между двумя периодами времени по настоящему делу.

(a) В период до июня 2007 года, хотя и являвшийся длительным, семь месяцев вместо шести недель, предусмотренных Гаагской конвенцией, процесс принятия судами решений соответствовал требованиям статьи 8 Конвенции с учетом трудностей дела.

(b) Дальнейшие рассуждения, тем не менее, привели Европейский Суд к выводу о том, что в целом действия властей не соответствовали их позитивным обязательствам.

Он также придал значение доводу заявителей о том, что семейные отношения, которые стали возможны ввиду сдержанного поведения матери после ее возвращения в Германию, были исключены в то время, когда помощь со стороны властей Литвы заходила так далеко, что вводила ее в заблуждение относительно возможности удержания дочери в Литве, несмотря на решения судов и международные обязательства государства.

(i) Внесудебные реакции. После того, как судебный пристав начал исполнение приказа о возвращении ребенка, на дело возобновилось давление со стороны общественности, государства, политических сил (за исключением Президента Литвы).

В дополнение к таким фактам, как составление публичной петиции и публикации писем, демонизировавших заявителя (в которых он назывался "немецкой свиньей" и "нацистом"), а также тому, что заявитель, его адвокат и судебный пристав получали угрозы, Европейский Суд был встревожен тем, что, по-видимому, являлось целенаправленными официальными усилиями для обеспечения того, чтобы ребенок остался жить в Литве, в частности:

- члены парламента открыто высказывали сомнения в законности судебных решений, а министр юстиции Литвы заверял мать, что производство по делу будет возобновлено;

- оказывалось давление на судебного пристава с целью заставить его не исполнять судебное решение, а также на социальные службы для того, чтобы последние изменили свое мнение о том, что возвращение в Германию соответствовало интересам ребенка;

- во внутригосударственное законодательство были внесены изменения, чтобы позволить ребенку получить гражданство Литвы;

- власти Литвы предоставляли матери юридическую, а затем финансовую помощь в рамках производства в Суде Европейского союза.

Данные меры с учетом последовательности событий в целом, а не отдельных инцидентов указывали на наличие prima facie доказательств того, что в настоящем деле были замешаны политические интересы, что не соответствовало необходимой справедливости процесса принятия решений при исполнении судебного приказа о возвращении ребенка.

(ii) Процессуальные недостатки. Несмотря на то, что в соответствии с законодательством Литвы приказ о возвращении ребенка нельзя было обжаловать, он, тем не менее, был оспорен двумя способами:

- во-первых, Генеральный прокурор Литвы потребовал возобновления производства по делу, используя доводы, которые либо ставили под сомнение res judicata, либо позволяли родителю, похитившему ребенка, воспользоваться истечением времени, что не соответствовало духу Гаагской конвенции;

- во-вторых, была подана жалоба по вопросам права, в ходе рассмотрения которой Верховный суд Литвы рассмотрел также вопросы факта, тем самым превысив пределы своей юрисдикции.

Кроме того, Председатель Верховного суда Литвы лично вмешался в дело, чтобы оно могло быть повторно рассмотрено.

Дальнейшие задержки в рассмотрении дела были вызваны решением Верховного суда Литвы о приостановлении производства по делу в ожидании ответа от Суда Европейского союза, хотя предварительный запрос был направлен в рамках срочной процедуры.

Упомянутое выше вмешательство и процессуальные недостатки полностью игнорировали фундаментальные цели не только Гаагской конвенции и Регламента Европейского Суда, но и статьи 8 Конвенции.

Что касается того факта, что заявитель в итоге неожиданно забрал дочь в Германию, Европейский Суд не счел необходимым рассматривать данный вопрос, отметив, что заявитель уже ожидал в течение длительного периода времени и боялся новых задержек, поскольку мать по-прежнему возражала против возвращения ребенка.

Таким образом, время, которое потребовалось властям Литвы для того, чтобы принять окончательное решение по делу заявителей, не отвечало необходимости, обусловленной безотлагательностью принятия решения в сложившейся ситуации.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил 30 000 евро совместно обоим заявителям в качестве компенсации морального вреда, отклонив требования о возмещении материального ущерба. Он также присудил заявителю 92 230 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек с учетом особой сложности дела, которое потребовало участия ряда адвокатов, специализирующихся в сфере международного частного права, права Европейского союза, а также гражданского и уголовного права Литвы, которые представляли заявителя в гражданских судах Литвы и в Суде Европейского союза или впоследствии осуществляли его защиту в уголовных судах.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.