МАСПЧ выявил нарушение требований гарантии разумного срока, предусмотренной пунктом 1 статьи 8 в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 19 АКПЧ, что касается уголовного разбирательства.

Заголовок: МАСПЧ выявил нарушение требований гарантии разумного срока, предусмотренной пунктом 1 статьи 8 в связи с пун Сведения: 2020-06-24 04:25:43

Постановление Межамериканского суда по правам человека от 01 сентября 2015 года по делу "Гонсалес Льюй и другие (Gonzales Lluy and Others) против Эквадора" (серия C, N 298).

Заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы в Межамериканскую комиссию по правам человека (г. Вашингтон, США).

В последствии Межамериканская комиссия по правам человека передала жалобу заявителя для рассмотрения в Межамериканский суд по правам человека (г. Сан-Хосе, Коста-Рика). Затем жалоба была коммуницирована Перу.

По делу успешно рассмотрена жалоба по соблюдению права на жизнь, личную неприкосновенность, образование и недискриминацию ВИЧ-инфицированного ребенка.

Права на жизнь, личную неприкосновенность, образование и недискриминацию ВИЧ-инфицированного ребенка.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявителями по делу выступали Талия Габриела Гонсалес Льюй, ее мать и брат, все граждане Эквадора. В 1998 году, когда Талии было три года, она была заражена вирусом иммунодефицита человека во время переливания крови, не прошедшей соответствующий серологический анализ. Кровь была получена из банка крови Красного Креста провинции Асуай, а переливание было сделано в частной клинике в Эквадоре. На момент событий Красный Крест Эквадора имел исключительные полномочия по управлению банками крови. После того, как Талия была заражена, ее мать подала ряд заявлений о возбуждении уголовного дела и исков в порядке гражданского судопроизводства, прося наказать ответственных за инфицирование и компенсировать вред. Однако уголовное разбирательство было прекращено с приостановлением течения срока давности, учитывая, что обвиняемый не участвовал в разбирательстве и не был задержан. Аналогично разбирательство в порядке гражданского судопроизводства не продвигалось, поскольку Первая палата Высшего суда справедливости Куэнки постановила, что гражданско-правовая компенсация, обусловленная преступлением, не может быть истребована в отсутствие подлежащего исполнению приговора.

Когда Талии было пять лет, она была принята в государственную начальную школу, которую она посещала два месяца, пока директор не сообщил матери, что Талия более не будет допускаться в школу. Это решение было принято после того, как учитель сообщил ему, что Талия была ВИЧ-инфицированной. 8 февраля 2000 г. мать Талии подала жалобу ампаро против Министерства образования и культуры, директора школы и учителя, ссылаясь на лишение Талии права на образование, и просила о ее повторном приеме в школу, а также о компенсации вреда. Однако суд постановил, что "имелся конфликт интересов между индивидуальными правами Талии и интересами конгломерата учащихся, и в этом столкновении имели приоритет общественные или коллективные права, поскольку речь идет о праве на жизнь в сравнении с правом на образование". Кроме того, внутригосударственный суд указал, что Талия могла осуществлять свое право на образование посредством специального образования и дистанционного обучения.

Процедура ампаро (исп. recurso de amparo, juicio de amparo) - средство для защиты конституционных прав, характерное для ряда правовых систем. В некоторых правовых системах, преимущественно испаноязычного мира, ампаро является эффективным и недорогим инструментом защиты индивидуальных прав. Процедура ампаро, как правило, проводится верховным или конституционным судом и выполняет двойную защитную цель: она защищает гражданина и его основные гарантии, а также защищает саму конституцию, гарантируя, что ее принципы не нарушены актами или действиями государства, которые подрывают основные права, провозглашенные в ней.

В соответствии с показаниями Талии и ее семьи они были вынуждены несколько раз переезжать вследствие изоляции и отторжения, которым они подвергались из-за состояния Талии.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

(a) Предварительное возражение. Государство выдвинуло два предварительных возражения: (i) частичное отсутствие юрисдикции Межамериканского суда для принятия решения относительно фактов, не входящих в фактическую основу дела, и относительно предполагаемых нарушений прав, которые не были установлены Межамериканской комиссией по правам человека в ее докладе по существу, и (ii) неисчерпание внутригосударственных средств правовой защиты.

Первый пункт не был признан предварительным возражением. Межамериканский суд также постановил, что факты, предоставленные представителями, содержались в фактической основе дела, в связи с чем они могли выдвигать правовые доводы на основании этих фактов.

Межамериканский суд отклонил второе предварительное возражение по двум причинам. Во-первых, он счел некоторые доводы представленными с пропуском срока. Во-вторых, он постановил, что средства правовой защиты, на которые ссылалось государство-ответчик, не были адекватными или эффективными с учетом фактов дела.

(b) Пункт 1 статьи 4 (право на жизнь) и статья 5 (право на личную неприкосновенность) в связи с пунктом 1 статьи 1 (обязательство соблюдения и обеспечения прав) Американской конвенции о правах человека (далее - АКПЧ). Межамериканский суд напомнил, что государство несет обязанность по надзору и контролю в отношении медицинских услуг, даже если они предлагаются частной организацией. Он постановил, что банк крови, который предоставил кровь, перелитую Талии, недостаточно контролировался и проверялся государством. Это позволило банку крови продолжать оказание услуг на ненадлежащих условиях. Это серьезное упущение государства позволило семье Талии получить для переливания кровь, которая не была подвергнута самым основным проверкам на безопасность, таким как анализы на ВИЧ, что повлекло ее инфицирование и последующий постоянный вред ее здоровью (со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу "Оял против Турции" (Oyal v. Turkey) от 23 марта 2010 г., жалоба N 4864/05, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 128).

Межамериканский суд пришел к выводу о том, что вследствие тяжести заболевания и угрозы, которой неоднократно подвергалась жизнь заявительницы, вред здоровью Талии составлял нарушение ее права на жизнь, учитывая угрозу смерти, которой она неоднократно подвергалась и могла подвергнуться в будущем из-за ее болезни. Эквадор нарушил негативное обязательство не наносить ущерб жизни Талии Гонсалес Льюй посредством заражения крови, которое произошло в частном учреждении. Это породило в моменты уменьшения защитных сил ее организма, связанного с отсутствием доступа к антиретровирусным препаратам, угрозу ее жизни и возможную угрозу смерти, которая могла снова возникнуть в будущем. Межамериканский суд, таким образом, постановил, что, поскольку небрежность, приведшая к заражению Талии ВИЧ, вменялась государству, власти Эквадора несли ответственность за нарушение обязанности проверять и контролировать предоставление медицинских услуг, обусловленной правом на личную неприкосновенность, и обязательства не подвергать жизнь угрозе, что следует из статей 5 и 4 АКПЧ.

Он также установил, что семья Льюй страдала от стигматизации в результате состояния Талии как ВИЧ-инфицированного лица. Он отметил постоянную ситуацию уязвимости, в которой оказались мать и брат заявительницы, поскольку они подвергались дискриминации, отвергались обществом и жили в неудовлетворительных экономических условиях. Кроме того, они были вынуждены прилагать большие физические, материальные и финансовые усилия, чтобы обеспечить выживание Талии и достойную жизнь для нее. Межамериканский суд установил, что имелось множество различий в обращении с Талией и ее семьей в отношении предоставления жилья, работы и образования в результате ее статуса ВИЧ-инфицированного лица. Государство не приняло необходимых мер, чтобы обеспечить Талии и ее семье доступ к их правам без дискриминации, в результате чего действия и бездействие государства представляли собой дискриминационное обращение в их отношении. Соответственно, Межамериканский суд заключил, что государство несло ответственность за нарушение права на личную неприкосновенность матери и брата Талии, защищаемого пунктом 1 статьи 5 АКПЧ.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статей 4 и 5 в связи с пунктом 1 статьи 1 АКПЧ и нарушение пункта 1 статьи 5 в связи с пунктом 1 статьи 1 АКПЧ (принято единогласно).

(c) Статья 13 (право на образование) Сан-Сальвадорского протокола в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 19 (права ребенка) АКПЧ. Межамериканский суд напомнил, что право на образование было предусмотрено статьей 13 Сан-Сальвадорского протокола. Межамериканский суд имеет юрисдикцию для разрешения вопросов, связанных с этим правом, в спорных делах, на основании пункта 6 статьи 19 Сан-Сальвадорского протокола.

Межамериканский суд подчеркнул, что право на образование олицетворяет неделимость и взаимозависимость всех прав человека. На основании стандартов, установленных Комитетом ООН по экономическим, социальным и культурным правам, Межамериканский суд постановил, что для обеспечения права на образование на всех образовательных уровнях должны обеспечиваться четыре существенные и взаимосвязанные характеристики: (i) наличие, (ii) доступность, (iii) приемлемость и (iv) адаптируемость. В этой связи он заключил, что имеются три обязательства, связанные с правом на образование лиц, инфицированных ВИЧ/СПИД: (i) право на получение своевременной и непредвзятой информации о ВИЧ/СПИД, (ii) запрет на исключение доступа к образовательным центрам лиц с ВИЧ/СПИД, и (iii) право на то, чтобы образование продвигало идею об их включении в социальное окружение и недискриминации. Межамериканский суд сослался на Постановление Европейского Суда по делу "Киютин против Российской Федерации" (Kiyutin v. Russia) от 10 марта 2011 г., жалоба N 2700/10, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 139).

Что касается исключения Талии из школы, когда ей было пять лет, Межамериканский суд заключил, что реальный и значительный риск заражения, который ставил бы под угрозу здоровье соучеников Талии, был крайне низок. Он подчеркнул, что в соответствии с тестом, направленным на проверку необходимости и строгой пропорциональности меры, средства, избранные властями страны, составляли самую вредоносную и непропорциональную альтернативу из всех доступных для защиты неприкосновенности других учеников. Подобное обращение также свидетельствовало о том, что не была обеспечена адаптируемость образовательной среды к ситуации Талии посредством мер биобезопасности или иных аналогичных мер, которые должны существовать в любом образовательном учреждении для общего предупреждения распространения заболеваний.

В деле Талии уязвимости различного характера и угроза дискриминации перекрестно совпали. Дискриминация, которой подверглась Талия, была не просто обусловлена множеством факторов, но и привела к специфической форме дискриминации, которая была порождена пересечением этих факторов. В этой связи Межамериканский суд заключил, что Талия подвергалась дискриминации, обусловленной ее статусом ребенка женского пола, живущего в бедности и инфицированного ВИЧ.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 13 Сан-Сальвадорского протокола в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 19 АКПЧ (принято единогласно).

(d) Пункт 1 статьи 8 (право на справедливое судебное разбирательство) и пункт 1 статьи 25 (право на судебную защиту) в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 19 АКПЧ. Учитывая прецедентную практику Европейского Суда (среди прочих дело "X. против Франции" (X. v. France) от 31 марта 1992 г., жалоба N 18020/91, и "F.E. против Франции" (F.E. v. France) от 30 октября 1998 г., жалоба N 38212/97), Межамериканский суд постановил, что имелось специальное обязательство действовать с надлежащей тщательностью в конкретных обстоятельствах настоящего дела и ситуации Талии, учитывая (i) тот факт, что дело касалось неприкосновенности Талии, (ii) соответствующую срочность в связи с ее статусом ребенка, инфицированного ВИЧ, и (iii) критическую важность завершения разбирательства, чтобы Талия и ее семья могли получить доступ к компенсации вреда. Межамериканский суд заключил, что это обязательство не было исполнено государством. Проанализировав четыре элемента в целях определения разумности длительности уголовного разбирательства и сочтя, что имелась обязанность действовать с исключительной тщательностью, суд пришел к выводу о том, что Эквадор нарушил судебную гарантию установления ответственности в разумный срок.

Что касается разбирательства в порядке гражданского судопроизводства, он постановил, что представленные ему доказательства были недостаточны, чтобы заключить, что длительность этого разбирательства нарушала гарантии тщательности и разрешения вопроса о правах в разумный срок. Он также счел, что не имелось достаточных доказательств, чтобы заключить, что существование связанных разбирательств (prejudicialidad) в законодательстве Эквадора само по себе составляло нарушение судебных гарантий. Наконец, Межамериканский суд заключил, что государство не нарушило право на судебную защиту в связи с процедурой ампаро или уголовным или гражданским разбирательствами.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение гарантии разумного срока, предусмотренной пунктом 1 статьи 8 в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 19 АКПЧ, что касается уголовного разбирательства, и отсутствует нарушение, что касается разбирательства в порядке гражданского судопроизводства, отсутствует нарушение права на судебную защиту, признанного пунктом 1 статьи 25 в связи с пунктом 1 статьи 1 АКПЧ (принято единогласно).

(e) Компенсации. Межамериканский суд установил, что данное постановление само по себе является формой компенсации, и обязал государство выполнить следующие действия: (i) обеспечить без промедления бесплатное медицинское и психологическое или психиатрическое лечение Талии Габриелы Гонсалес Льюй, а также предоставление любых лекарств, которые ей необходимы; (ii) опубликовать постановление и официальную выдержку из него; (iii) осуществить публичный акт признания международной ответственности; (iv) предоставить Талии стипендию, выплата которой не зависит от выполнения условий, делающих ее достойной стипендии за особые успехи, чтобы она могла продолжить университетское обучение; (v) предоставить Талии стипендию, чтобы она могла пройти последипломное обучение, выплата которой не зависит от ее академической успеваемости во время обучения; (vi) предоставить Талии достойное жилье; (vii) провести программу обучения медицинского персонала по наилучшим практикам и правам пациентов с ВИЧ; (viii) выплатить сумму, предусмотренную постановлением, в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда и возмещения судебных расходов и издержек.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.