ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод. Сведения: 2020-06-23 05:03:21

Постановление ЕСПЧ от 12 ноября 2019 года по делу "А. (A.) против Российской Федерации" (жалоба N 37735/09).

В 2009 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Российской Федерации.

По делу успешно рассмотрена жалоба на то, что заявительница, будучи несовершеннолетней, была вынуждена присутствовать при насильственном задержании ее отца, не оказывавшего какого-либо сопротивления при задержании. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявительница утверждала, что она присутствовала при задержании ее отца и видела, как к нему применялось насилие, хотя он не оказывал какого-либо сопротивления при задержании, в ходе которого его повалили на пол и избили. Вскоре после данных событий заявительнице были поставлены несколько медицинских диагнозов, в том числе "неврологическое расстройство, энурез и посттравматическое стрессовое расстройство". Власти Российской Федерации оспаривали утверждения заявительницы, настаивая на том, что в ходе задержания к ее отцу не применялась сила, поэтому они не могут нести ответственность за какой-либо вред, причиненный заявительнице.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции (материально-правовой и процессуально-правовой аспекты). В результате оценки Европейским Судом представленных ему документов он пришел к заключению, что утверждения заявительницы о том, что она была вынуждена присутствовать при задержании ее отца, и о насильственном характере задержания заслуживали доверия.

Версия властей Российской Федерации была основана на материалах доследственной проверки, первой стадии процедуры рассмотрения сообщений о преступлении. Однако Европейский Суд не усмотрел оснований для того, чтобы отступить от своей предшествующей прецедентной практики, согласно которой доследственная проверка без осуществления в дальнейшем расследования по делу была недостаточной для выполнения властями предусмотренных статьей 3 Конвенции требований о проведении эффективного расследования в связи с правдоподобными утверждениями о жестоком обращении со стороны сотрудников полиции. Власти государства-ответчика отреагировали на правдоподобные утверждения заявительницы об обращении, запрещенном статьей 3 Конвенции, путем инициирования доследственной проверки и отказались возбуждать уголовное дело и проводить полное расследование по нему. С этим согласились суды Российской Федерации, тем самым не выполнив свое процессуальное обязательство, предусмотренное статьей 3 Конвенции. Доследственная проверка не предоставила властям государства-ответчика надлежащего основания для соблюдения требования о выполнении бремени доказывания, чтобы представить доказательства, способные поставить под сомнение правдоподобность утверждений заявительницы о том, что она была вынуждена присутствовать при насильственном задержании ее отца. Таким образом, Европейский Суд счел данный факт установленным.

Интересы заявительницы, которой в период рассматриваемых событий было девять лет, не учитывались на какой-либо стадии планирования и проведения операции по задержанию ее отца. Сотрудники правоохранительных органов не обращали внимания на ее присутствие, о котором им было известно, при проведении задержания ее отца и, заставив ее наблюдать за применением к нему насилия, хотя он не оказывал какого-либо сопротивления. Эти обстоятельства имели для заявительницы очень серьезные последствия и являлись нарушением властями их обязанности по предупреждению жестокого обращения с ней.

По делу было допущено нарушение предусмотренных статьей 3 Конвенции позитивных обязательств в материально-правовом и процессуально-правовом аспектах в связи с непроведением эффективного расследования в этом отношении.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.