ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод. Сведения: 2020-05-25 03:42:27

Постановление ЕСПЧ от 31 октября 2019 года по делу "Улемек против Хорватии (Ulemek v. Croatia)" (жалоба N 21613/16).

В 2016 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Хорватии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на эффективность превентивных и компенсационных средств правовой защиты от ненадлежащих условий содержания под стражей. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель отбывал наказание в виде лишения свободы в двух исправительных учреждениях в Хорватии, а именно в тюрьме г. Загреба и в государственной тюрьме г. Глина (Glina). Тюремный режим и условия содержания в двух данных учреждениях различались. В отношении условий содержания в тюрьме г. Загреба заявитель не воспользовался превентивным средством правовой защиты - возможностью обратиться к администрации тюрьмы и/или в суд, уполномоченный разрешать вопросы исполнения приговора. Европейский Суд ранее признал данное средство правовой защиты эффективным. Что касается условий содержания в государственной тюрьме г. Глина, заявитель воспользовался этим средством правовой защиты, но после того, как его жалобы были оставлены без удовлетворения, он не обращался в Конституционный суд. Европейский Суд ранее установил, что обращение в Конституционный суд являлось дополнительным необходимым шагом в процессе исчерпания превентивных средств правовой защиты в отношении условий содержания в Хорватии. Тем не менее после освобождения из государственной тюрьмы г. Глина заявитель обратился в суд с исковым заявлением о возмещении ущерба, причиненного ему в связи с ненадлежащими условиями содержания в обоих учреждениях. После того, как Конституционный суд рассмотрел жалобу заявителя по существу и оставил ее без удовлетворения, заявитель обратился в Европейский Суд в течение шести месяцев после получения постановления Конституционного суда. Он жаловался главным образом на предполагаемое нарушение статей 3 и 13 Конвенции в связи с ненадлежащими условиями его содержания под стражей в обеих тюрьмах и на отсутствие эффективных средств правовой защиты в этом отношении.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

(a) Эффективные средства правовой защиты, предусмотренные в статье 13 Конвенции, в целом и применительно к условиям содержания под стражей в прецедентной практике Европейского Суда. Европейский Суд уже рассматривал структурные реформы в системе средств правовой защиты в разных странах. Данные реформы были проведены в ответ на пилотные и ведущие постановления Европейского Суда по вопросу, касающемуся ненадлежащих условий содержания под стражей. Европейский Суд подтвердил свою прецедентную практику, в соответствии с которой превентивные и компенсаторные средства правовой защиты в этой сфере должны были дополнять друг друга.

(b) Исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты и соблюдение правила о шестимесячном сроке для подачи жалобы в делах, касающихся условий содержания под стражей в прецедентной практике Европейского Суда. Заявители, которые по-прежнему содержались под стражей в условиях, на которые они жаловались, были обязаны исчерпать доступные и эффективные превентивные средства правовой защиты до подачи жалобы в Европейский Суд.

Однако в делах, в которых ненадлежащие условия содержания под стражей уже прекратились, использование компенсаторного средства, такого как подача гражданского иска о возмещении ущерба, обычно признавалось эффективным для целей статьи 35 Конвенции при отсутствии превентивного средства правовой защиты, которое заявители могли и должны были использовать во время их содержания под стражей. Следовательно, когда заявитель уже был освобожден к тому моменту, когда он подал жалобу в Европейский Суд, средство правовой защиты чисто компенсаторного характера, как правило, могло быть эффективным и предоставить заявителю справедливое возмещение за предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции. В то же время применительно к странам, в которых существовало эффективное превентивное средство правовой защиты, Европейский Суд рассматривал эффективность компенсаторного средства правовой защиты во взаимосвязи с использованием эффективного превентивного средства правовой защиты.

В данном контексте использование гражданского иска о возмещении ущерба не являлось альтернативой надлежащему использованию превентивного средства правовой защиты независимо от того, что данные средства могли в целом применяться в двух отдельных производствах. Кроме того, не было неразумным требовать от заключенного использовать доступное и эффективное превентивное средство правовой защиты в качестве предварительного условия для использования компенсаторного средства правовой защиты, направленного на получение возмещения в связи с ненадлежащими условиями содержания под стражей в прошлом. Эффективное превентивное средство правовой защиты было способно непосредственно повлиять на ненадлежащие условия содержания заявителя. Что касается компенсаторного средства, оно могло лишь предоставить возмещение за последствия предполагаемых ненадлежащих условий содержания заявителя под стражей.

С точки зрения обязательств государства, предусмотренных в статье 13 Конвенции, перспективы возмещения в будущем не могли легитимизировать особенно тяжкие страдания, нарушавшие статью 3 Конвенции, и недопустимым образом ослабляли юридические обязанности государства по приведению своих стандартов в сфере содержания под стражей в соответствие с требованиями Конвенции. Таким образом, принимая во внимание тесную связь между статьей 13 и пунктом 1 статьи 35 Конвенции, было бы неразумно считать, что как только было введено превентивное средство правовой защиты для целей статьи 13 Конвенции (средство, которое Европейский Суд считает наиболее подходящим для рассмотрения жалоб на ненадлежащие условия содержания), заявитель мог быть освобожден от обязанности использовать данное средство до подачи жалобы в Европейский Суд.

Следовательно, как правило, до подачи в Европейский Суд жалоб на ненадлежащие условия содержания под стражей заявители должны прежде всего должным образом использовать доступное и эффективное превентивное средство правовой защиты, а затем в случае необходимости соответствующее компенсаторное средство правовой защиты.

Однако могут быть дела, в которых использование средства правовой защиты, которое является эффективным в иных случаях, представляется бесполезным ввиду краткосрочности содержания заявителя в неудовлетворительных условиях. В подобных делах единственной надежной альтернативой является компенсаторное средство правовой защиты, которое предоставляет возможность получения возмещения за содержание в ненадлежащих условиях в прошлом. То, насколько коротким должно быть содержание под стражей, чтобы использование превентивного средства правовой защиты было бесполезным, может зависеть от многих факторов, связанных с тем, как функционирует система внутригосударственных средств правовой защиты, и с характером предполагаемых ненадлежащих условий содержания.

Использование компенсаторного средства правовой защиты не может быть неограниченным во времени: как правило, оно должно быть использовано в течение шести месяцев после окончания периода, когда заявитель содержался в предположительно ненадлежащих условиях, без ущерба для возможности установления в соответствующем законодательстве разных правил для использования средств правовой защиты или более длительного срока для того, чтобы прибегнуть к компенсаторному средству правовой защиты, в этом случае использование данного средства определяется соответствующими положениями внутригосударственного законодательства о таких правилах и сроках.

Если заявитель не располагал эффективным средством правовой защиты, отсчет соответствующего периода начинается с момента действий или мер, на которые жаловался заявитель, или с даты, когда заявитель узнал о данном действии или его последствиях, или с момента, когда заявителю был причинен ущерб. Когда с самого начала было ясно, что использование средства правовой защиты не могло считаться эффективным применительно к жалобам заявителя, его использование не может прервать течение шестимесячного срока. Таким образом, когда заявитель воспользовался формально существующим средством правовой защиты и только потом узнал об обстоятельствах, которые делали его неэффективным, возможно, следует начинать исчислять шестимесячный срок с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о данных обстоятельствах.

Более того, в контексте условий содержания под стражей период содержания заявителя под стражей надлежит рассматривать как "продолжающуюся ситуацию", в ходе которой заявитель содержится в различных учреждениях и/или режимах, пока содержание под стражей осуществляется в рамках одного типа учреждений, по существу в аналогичных условиях. Краткие периоды отсутствия, когда заявителя забирают из учреждения для допросов или иных процессуальных действий, не влияют на продолжающийся характер его содержания под стражей. Однако освобождение заявителя или его перевод в учреждение другого типа режима содержания под стражей как внутри, так и за пределами учреждения означает прекращение "продолжающейся ситуации". Жалоба на условия содержания должна была быть подана в течение шести месяцев с момента окончания ситуации, на которую жалуется заявитель, или, если существует эффективное средство правовой защиты, которое подлежит исчерпанию, в течение шести месяцев с даты вынесения окончательного решения в рамках процедуры исчерпания.

(c) Предварительные замечания, касающиеся существующих в Хорватии превентивного и компенсаторного средств правовой защиты. Правовая система Хорватии предусматривает как превентивное, так и компенсаторное средства правовой защиты. Превентивное средство правовой защиты используется путем направления жалобы администрации тюрьмы и/или в суд, уполномоченный разрешать вопросы исполнения приговора, а компенсаторное средство правовой защиты связано с возможностью получения компенсации в соответствующих гражданских судах. В любом случае, если использование превентивного и/или компенсаторного средства приводит к неблагоприятному результату, заявитель может обратиться в Конституционный суд, который также вправе вынести постановление об освобождении из-под ненадлежащих условий содержания под стражей.

Тем не менее компенсаторное средство правовой защиты, направленное на получение возмещения за то время, в течение которого заявитель содержался под стражей в ненадлежащих условиях, само по себе не являлось эффективным. Только в совокупности с эффективным использованием превентивного средства, которое приводило к признанию нарушения прав заявителя и его перевода из ненадлежащих условий содержания под стражей, гражданский процесс мог отвечать требованиям эффективности. Заявителям следовало с усердием использовать доступное им превентивное средство правовой защиты и в случае неблагоприятного исхода обращаться в Конституционный суд.

Следовательно, заявители были обязаны перед тем, как подать жалобу в Европейский Суд, предоставить Конституционному суду Хорватии возможность исправить ситуацию и рассмотреть вопросы, которые заявители намеревались передать в Европейский Суд. Если заявители не выполняли данное требование, Европейский Суд объявлял их жалобы неприемлемыми для рассмотрения по существу в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.

Согласно соответствующей практике властей Хорватии, в том числе Конституционного суда, после направления первой жалобы администрации тюрьмы и/или в суд, уполномоченный разрешать вопросы исполнения приговора, в рамках использования превентивного средства правовой защиты, ни перемещение заявителя из ненадлежащих условий содержания под стражей, ни его освобождение не исключали рассмотрения дела и констатации нарушения статьи 3 Конвенции.

Что касается использования компенсаторного средства, Конституционный суд недавно установил, что податели жалобы не были обязаны пользоваться превентивным средством защиты в виде направления жалобы в суд, уполномоченный разрешать вопросы исполнения приговора, для того, чтобы им официально разрешалось подать иск о компенсации в гражданский суд (что, в свою очередь, позволило бы им в случае необходимости обратиться в Конституционный суд). Однако когда заявители обращались в Конституционный суд после отказа в удовлетворении их иска о компенсации в связи с ненадлежащими условиями содержания, представляется, что Конституционный суд относился к их делам двояко. С одной стороны, в нескольких делах Конституционный суд ограничивал рассмотрение дела процессуальной оценкой исполнения гражданскими судами их обязанности выяснить обстоятельства условий, в которых бывший заключенный содержался под стражей. С другой стороны, в других делах Конституционный суд рассматривал (не)надлежащий характер условий содержания, а не только процессуальные аспекты жалоб.

Упомянутые выше принципы, касающиеся эффективных средств правовой защиты, были признаны применимыми к жалобам на предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции в связи с условиями и режимом содержания заявителя под стражей.

(d) Эффективность средств правовой защиты в Хорватии в отношении жалоб на ненадлежащие условия содержания под стражей. Европейский Суд подтвердил свою прецедентную практику в отношении существования эффективных превентивного и компенсаторного средств правовой защиты в Хорватии применительно к жалобам на ненадлежащие условия содержания под стражей.

(e) Исчерпал ли заявитель надлежащим образом внутригосударственные средства правовой защиты, и уложился ли он в шестимесячный срок. Что касается жалобы заявителя на ненадлежащие условия содержания под стражей, вопрос, который следовало рассмотреть, заключался в том, исчерпал ли заявитель надлежащим образом соответствующие внутригосударственные средства правовой защиты (превентивное и компенсаторное) в отношении некоторых периодов его содержания под стражей, как того требовала прецедентная практика Европейского Суда. В связи с этим также возник вопрос о том, было ли соблюдено правило о шестимесячном сроке для подачи жалобы в Европейский Суд. Конституционный суд как высший суд Хорватии рассмотрел по существу жалобу заявителя на ненадлежащие условия содержания в отношении всего срока содержания заявителя в тюрьме г. Загреба и в государственной тюрьме г. Глины, и заявитель надлежащим образом обратился в Европейский Суд после получения решения Конституционного суда. С учетом существовавшей на тот момент прецедентной практики Конституционного суда жалобы заявителя не могли быть отклонены в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты и/или несоблюдением шестимесячного срока для подачи жалобы.

(f) Вывод. С учетом вышеизложенного, напоминая, что ничто в утверждениях заявителя не ставило под сомнение эффективность существовавших в Хорватии средств правовой защиты в целом применительно к жалобам на ненадлежащие условия содержания под стражей, Европейский Суд пришел к выводу, что жалоба заявителя на предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции была явно необоснованной.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Предварительный довод властей Хорватии (о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты) был отклонен.

Европейский Суд также единогласно пришел к выводу, что по делу было допущено нарушение статьи 3 Конвенции в отношении условий содержания заявителя в тюрьме г. Загреба и не было допущено нарушения в связи с условиями содержания заявителя в тюрьме г. Глины.

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.