ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобо Сведения: 2020-05-24 03:54:22

Постановление ЕСПЧ от 29 октября 2019 года по делу "Баралия против Боснии и Герцеговины (Baralija v. Bosnia and Herzegovina)" (жалоба N 30100/18).

В 2018 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Боснии и Герцоговине.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие возможности голосовать и выдвигать свою кандидатуру на местных выборах, что являлось дискриминацией по месту жительства. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель проживал в г. Мостар (Mostar), где местные выборы в последний раз проводились в 2008 году.

В ноябре 2010 года Конституционный суд объявил некоторые положения Закона о выборах 2001 года и Устава г. Мостар неконституционными. Конституционный суд предписал Парламентской ассамблее Боснии и Герцеговины внести в течение шести месяцев с даты публикации его постановления в официальной газете изменения в неконституционные положения Закона о выборах 2001 года. Конституционный суд также предписал властям г. Мостар уведомить его о действиях, предпринятых для того, чтобы привести Устав г. Мостар в соответствие с Конституцией Боснии и Герцеговины, в течение трех месяцев с даты публикации в официальной газете изменений, принятых Парламентской ассамблеей с целью приведения Закона о выборах от 2001 года в соответствие с Конституцией Боснии и Герцеговины и постановлением Конституционного суда.

В январе 2012 года Конституционный суд принял постановление о неисполнении его постановления от ноября 2010 года Парламентской ассамблеей. Он установил, что признанные неконституционными положения Закона о выборах 2001 года утратят силу на следующий день после публикации постановления Конституционного суда в официальной газете. В феврале 2012 года соответствующие положения Закона о выборах 2001 года утратили силу.

В связи с этим местные выборы в г. Мостар не могли быть проведены в установленном порядке в 2012 и 2016 годах. Действовавший на момент рассмотрения дела мэр г. Мостар был избран городским советом в 2009 году. С 2012 года он обладал "техническим мандатом" в связи с отсутствием выборов. На сентябрь 2019 года соответствующие положения Закона о выборах 2001 года, регулирующие выборы в городской совет, по-прежнему не были приняты.

Заявитель жаловался на то, что отсутствие возможности голосовать и выдвигать свою кандидатуру на местных выборах в г. Мостар являлось дискриминацией по месту жительства.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции. (a) Было ли у заявителя право, установленное законом. У заявителя было право, установленное законом, а именно голосовать и выдвигать свою кандидатуру на местных выборах, и он соответствовал общим условиям для осуществления данного права.

(b) Имела ли место аналогичная или похожая ситуация и различие в обращении. Заявитель как лицо, проживающее в городе, находился в аналогичной или похожей ситуации по отношению к лицу, проживающему в другой части страны, в том, что касалось реализации права голосовать и выдвигать свою кандидатуру на местных выборах.

Настоящее дело касалось разного применения одного и того же законодательства в зависимости от места жительства лица. Поскольку различие в обращении, на которое жаловался заявитель, было основано на "ином признаке", заявитель пользовался защитой статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции.

(c) Приняли ли власти Боснии и Герцеговины достаточные меры для защиты заявителя от предположительно дискриминационного обращения. Задержка имплементации постановления Конституционного суда была обоснована необходимостью создания долгосрочного и эффективного механизма распределения властных полномочий в городском совете с целью поддержания мира и содействия диалогу между разными этническими группами в городе. Аналогичное обоснование уже было рассмотрено в контексте существовавших конституционных положений, предназначенных для того, чтобы положить конец жестокому конфликту, в ходе которого имели место геноцид и "этническая чистка", и необходимых для обеспечения мира. Европейский Суд счел, что некоторые из существовавших способов распределения властных полномочий постольку, поскольку они предоставляли основному населению особые права по исключению этнических меньшинств и лиц, которые не заявили о своей принадлежности к какой-либо определенной группе, не были несовместимы с Конвенцией. Тем не менее Европейский Суд также отметил, что "Конвенция не содержит требования упразднения всех механизмов распределения властных полномочий, характерных для Боснии и Герцеговины, и что, [возможно], еще не пришло время для того, чтобы политическая система стала простым выражением власти большинства". Однако если в предыдущих делах Европейский Суд рассматривал существующие законодательные положения, в настоящем деле предметом рассмотрения была юридическая недействительность, которая сделала невозможным для заявителя осуществлять свои избирательные права в течение продолжительного периода.

В контексте статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции Европейский Суд установил, что первичным обязательством государства применительно к праву на свободные выборы было не невмешательство, как в случае большинства гражданских и политических прав, а принятие государством позитивных мер для "проведения" демократических выборов. Такой же точки зрения придерживался Комитет ООН по правам человека в контексте прав, предусмотренных статьей 25 Международного пакта о гражданских и политических правах, которые действовали в Боснии и Герцеговине в силу их конституционного статуса.

Местные выборы в городе в последний раз проводились в 2008 году. С 2012 года городом управлял только мэр, у которого был "технический мандат" и потому не было необходимой демократической легитимности. Кроме того, он не мог осуществлять все функции местного управления, которые, следовательно, оставались неисполняемыми. Данная ситуация не была совместима с понятиями "подлинно демократический режим" и "верховенство права", которые упоминаются в Преамбуле к Конвенции. Не было сомнений в том, что демократия была фундаментальной характеристикой европейского публичного порядка, и понятие подлинно демократического режима применялось на местном уровне так же, как и на уровне всей страны, с учетом пределов полномочий по принятию решений, предоставленных местным властям, и близостью местных избирателей к политике, которую проводили местные политические деятели. В этом отношении Преамбула к Хартии Совета Европы о местном самоуправлении гласит, что органы местного самоуправления составляют одну из главных основ любого демократического строя и что местное самоуправление осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного голосования.

На этом фоне трудности достижения политического соглашения по поводу устойчивого механизма распределения властных полномочий не являлись достаточным, объективным и разумным обоснованием ситуации, на которую жаловался заявитель и которая продолжалась на протяжении уже долгого времени. В целом власти не выполнили своих позитивных обязательств по проведению демократических выборов в городе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 12 к Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения статьи 46 Конвенции. Европейский Суд указал, что в настоящем деле жалоба была связана с неисполнением властями Боснии и Герцеговины постановления Конституционного суда и связанных с ним постановлений. Неисполнение окончательного, подлежавшего исполнению судебного решения могло привести к ситуациям, которые были несовместимыми с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Государства обязались соблюдать при ратификации Конвенции. Следовательно, принимая во внимание данные соображения и большое количество потенциальных заявителей, а также срочную необходимость положить конец обжалуемой ситуации, власти Боснии и Герцеговины обязаны в течение шести месяцев после вступления в силу настоящего Постановления внести изменения в Закон о выборах 2001 года с целью обеспечить проведение местных выборов в г. Мостар. Если власти Боснии и Герцеговины не сделают этого, Конституционный суд вправе в соответствии с законодательством страны и существующей практикой установить промежуточные правила в качестве необходимых переходных мер.

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд отклонил требование о возмещении материального ущерба и постановил, что констатация факта нарушения Конвенции являлась достаточной справедливой компенсацией в отношении любого морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.