ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6, статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6, статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных сво Сведения: 2020-05-19 04:10:10

Постановление ЕСПЧ от 03 октября 2019 года по делу "Николян (Nikolyan) против Армении" (жалоба N 74438/14).

В 2014 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Армении.

По делу успешно рассмотрена жалоба на признание судом заявителя недееспособным на основании иска его жены и сына, прекращение производства по иску заявителя о расторжении брака и выселении жены из его квартиры по ходатайству сына заявителя, который был назначен его опекуном. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6, статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В апреле 2012 года заявитель инициировал процедуру развода с женой и ее выселения из его квартиры. В ответ жена заявителя и их сын подали в суд иск, требуя признать заявителя недееспособным. Позже в том же году коллегия врачей-психиатров признала, что заявитель страдал бредовыми расстройствами, что мешало ему понимать свои действия и контролировать их. В ноябре 2013 года районный суд признал заявителя недееспособным, это решение было оставлено без изменения апелляционным судом. Развод и выселение из квартиры были впоследствии прекращены по ходатайству сына заявителя, который был назначен опекуном заявителя.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Доступ к суду в ходе процедур развода и выселения. Требования заявителя о разводе и выселении из его квартиры жены и сына так и не были рассмотрены судами Армении. Полностью лишившись дееспособности и, следовательно, согласно законодательству Армении права на доступ к суду, единственным надлежащим и эффективным способом для заявителя защищать свои правовые интересы в судах было воспользоваться помощью независимого законного представителя (опекуна). Орган власти, ответственный за назначение опекунов, не выслушал заявителя, несмотря на предусмотренное законом требование принимать во внимание, если это возможно, пожелания лица, лишенного дееспособности, и назначил опекуном сына заявителя, несмотря на конфликты между ними и возражения заявителя против назначения сына его опекуном.

Учитывая обстоятельства настоящего дела, вызвали сомнения вопросы о том, действительно ли сын заявителя сохранял нейтральную позицию в разбирательстве, и не существовало ли конфликта интересов относительно конкретно иска заявителя против его жены о разводе и выселении ее из квартиры. Районный суд не исследовал вопрос о том, отвечало ли ходатайство сына заявителя об отзыве иска наилучшим интересам заявителя, и не указал причин, по которым он удовлетворил это ходатайство. Районный суд не проявил необходимую тщательность и не осуществил надлежащий контроль, принимая решение об удовлетворении ходатайства об отзыве иска заявителя, и, следовательно, прекращение производства по иску было необоснованным.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с доступом к суду в ходе процедуры развода и выселения (принято единогласно).

(b) Доступ к суду для восстановления дееспособности. Право ходатайствовать в суде о рассмотрении жалобы на решение о признании недееспособности являлось одним из основополагающих процессуальных прав для защиты тех лиц, кто был частично или полностью лишен дееспособности. Существовавший в период, относившийся к обстоятельствам дела, в Армении общий запрет на обращение в суд лиц, лишенных дееспособности, не предусматривал исключений. Законодательство Армении не содержало гарантий того, что вопрос о восстановлении дееспособности должен был рассматриваться судом через разумные интервалы, несмотря на требование пункта 4 статьи 12 Конвенции Организации Объединенных Наций о правах инвалидов, согласно которому ограничивающая дееспособность мера должна регулярно пересматриваться компетентным органом власти. Ситуация заявителя усугублялась тем фактом, что власти не обеспечили свободное от конфликта опекунство над заявителем. Отсутствие у заявителя возможности прямо ходатайствовать о восстановлении его дееспособности в рассматриваемое время являлось непропорциональным любой поставленной законной цели.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с доступом к суду для восстановления дееспособности (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Лишение заявителя дееспособности являлось вмешательством в его право на частную жизнь. Это вмешательство было предусмотрено статьей 31 Гражданского кодекса. Судебное решение о признании заявителя недееспособным было основано исключительно на заключении психиатрической экспертизы. Наличие психического заболевания, даже серьезного, не может быть единственной причиной для полного лишения лица дееспособности. По аналогии с делами о лишении лиц свободы, чтобы оправдать полное лишение лица дееспособности, психическое заболевание должно быть "такого рода или такой степени", чтобы оправдать применение подобной меры. Законодательство Армении не устанавливало каких-либо пределов или возможности личного ответа в таких ситуациях, как в деле заявителя, и проводило разграничение только между дееспособностью и ее отсутствием.

В заключении психиатрической экспертизы не была проанализирована достаточно подробно степень недееспособности заявителя. В заключении не объяснялось, какие именно действия заявитель не понимал или не мог контролировать. Тем не менее, предположив, что состояние заявителя требовало некоторой защиты в отношении него, у суда не было иного выбора, кроме как применить полную недееспособность, самую строгую меру, которая означала полную утрату независимости почти во всех областях жизни.

Объективность медицинских доказательств подразумевала выполнение требования того, чтобы доказательства были получены достаточно недавно. Вопрос о давности доказательства зависел от особых обстоятельств дела. Заключение психиатрической экспертизы было подготовлено в сентябре 2012 года, почти за 14 месяцев до вынесения решения о признании заявителя недееспособным и за полтора года до того, как Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения. Это заключение не могло считаться "своевременным" (Принцип 8 Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 23 февраля 1999 г. N R(99)4 "О принципах правовой защиты недееспособных взрослых"). Это был первый случай, когда заявитель проходил медицинское психиатрическое обследование, у него не было истории психических заболеваний, и ничто не заставляло предположить, что его состояние являлось необратимым. При таких обстоятельствах суды Армении должны были дать новую оценку психического состояния заявителя.

Районный суд ссылался только на указанное экспертное заключение, не анализируя, достоверно ли оно отражало состояние психического здоровья заявителя в соответствующий период. Что касается Апелляционного суда, то он упомянул отсутствие каких-либо доказательств, опровергающих выводы указанного медицинского заключения или предполагающих, что заявитель выздоровел, несмотря на тот факт, что обязанность искать такие доказательства и в случае необходимости назначать новые медицинские обследования была возложена на суды Армении. Примененная к заявителю мера была непропорциональна преследуемой законной цели. В результате права заявителя, гарантированные статьей 8 Конвенции, были ограничены в большей степени, чем это было необходимо.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 7 800 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.