ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-05-17 04:32:13

Постановление ЕСПЧ от 10 октября 2019 года по делу "Батаишвили (Bataishvili) против Грузии" (жалоба N 8284/07).

В 2007 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Польше.

По делу успешно рассмотрена жалоба на то, что власти подделали аудиозапись, чтобы создать видимость совершения преступления, и затем, до официального предъявления заявителю обвинения, сделали запись доступной общественности. По делу было допущено нарушение требований пункта 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; по делу не было допущено нарушения требований пунктов 3, 4 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

22 июля 2006 г. было начато предварительное следствие по уголовному делу в связи с созданием незаконного вооруженного формирования и руководства им. На следующий день был получен ордер на прослушивание телефонных переговоров лидера местной вооруженной группы и были записаны телефонные разговоры между ним и заявителем, который был известным членом оппозиции. Запись одного из разговоров между ними была передана телевизионному каналу и транслировалась в эфире 25 июля 2006 г.

Заявитель критиковал эти действия и сообщил, что запись была подделана. Известные политические деятели комментировали связь между заявителем и лидером незаконного вооруженного формирования, их участие в антиправительственной деятельности и называли вину заявителя неоспоримой. 29 июля 2006 г. заявитель был задержан, и ему были предъявлены обвинения в несообщении о подготовке к совершению преступления и в соучастии в государственной измене. Заявитель был осужден, но затем он был помилован Президентом Грузии до рассмотрения Верховным судом Грузии его жалобы на приговор.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 2 статьи 6 Конвенции. (a) Приемлемость жалобы. Заявитель утверждал, что власти подделали аудиозапись, чтобы создать видимость совершения преступления, и затем, до официального предъявления ему обвинения, сделали запись доступной общественности. Подобное предположительно недобросовестное поведение, если оно установлено или подразумевается в ходе рассмотрения дела Европейским Судом по существу, в совокупности с небольшими временными промежутками между трансляцией записи, допросом заявителя и предъявлением ему обвинения, могли повлечь за собой с учетом особых обстоятельств дела заявителя применение пункта 2 статьи 6 Конвенции с того момента, когда, по-видимому, подделанная запись была обнародована властями. Следовательно, вопрос о применимости пункта 2 статьи 6 Конвенции тесно связан с сутью жалобы и должен быть объединен с ней в ходе рассмотрения жалобы по существу.

(b) Существо жалобы. Последовательная позиция заявителя, неоднократно озвученная им властям Грузии, заключалась в том, что аудиозапись была подделана, чтобы удалить ключевые моменты разговора. Для сравнения: доводы властей Грузии при рассмотрении дела на внутригосударственном уровне и затем в Европейском Суде по нескольким пунктам были несостоятельными. Власти Грузии утверждали в Европейском Суде, что была только одна версия аудиозаписи. Однако основываясь на официальных документах, полученных из Министерства внутренних дел Грузии и Генеральной прокуратуры Грузии, можно было сделать вывод о том, что существовали две версии аудиозаписи.

Что касается вопроса о том, подделали ли запись органы государственной власти или частный телевизионный канал, Европейский Суд отклонил как неубедительный довод властей Грузии, выдвинутый на внутригосударственном уровне, о том, что телевизионный канал изменил аудиозапись, исключив из нее некоторые части, исходя из ограничений на доступное эфирное время. В Европейском Суде власти Грузии утверждали, что телевизионный канал был вправе решать, какие места из записанного разговора имели значение для репортажа. Этот довод не соответствовал позиции властей Грузии, выдвинутой ими при рассмотрении дела Европейским Судом, о том, что существовала только одна официальная версия аудиозаписи, которая была идентична обнародованной по телевизионному каналу. Таким образом, с учетом доступной информации оспариваемая аудиозапись была передана средствам массовой информации Министерством внутренних дел Грузии.

Ввиду изложенного Европейский Суд должен сделать выводы из имеющихся материалов и поведения властей и продолжить рассмотрение дела на основании того, что доводы заявителя относительно фальсификации доказательства по его уголовному делу и времени распространения аудиозаписи были хорошо обоснованными.

Что касается вопроса о том, соответствовало ли данное поведение пункту 2 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд отметил, что предоставленная телевизионному каналу аудиозапись была озвучена в телевизионном эфире за четыре дня до официального задержания заявителя и предъявления ему обвинения. Последовательность тесно взаимосвязанных событий, рассмотренная в целом, свидетельствовала о том, что на ситуацию заявителя существенное негативное воздействие по смыслу применения пункта 2 статьи 6 Конвенции оказало поведение следственных органов, которые неправомерно сфабриковали подозрение в отношении него, сфальсифицировав и распространив соответствующее доказательство, чтобы на основании этого материала впоследствии обвинить заявителя в совершении преступления.

Хотя обвинение в том, что заявитель не сообщил о подготовке к совершению преступления, было исключено в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, в обвинительном заключении, направленном в суд спустя почти четыре месяца после распространения аудиозаписи, все еще содержалось указание на это обвинение, несмотря на то, что органы обвинения должны были хорошо знать о фальсификации данного доказательства, лежащего в основе обвинения. При таких обстоятельствах представление заявителя виновным длилось начиная с первой трансляции аудиозаписи в средствах массовой информации и на протяжении как минимум четырех месяцев.

Сразу после трансляции аудиозаписи члены Парламента Грузии сделали несколько заявлений, ссылаясь на данную запись и выражая свое мнение относительно роли заявителя в определенных событиях. В то время как жалобы заявителя на публичные выступления были признаны Европейским Судом неприемлемыми для рассмотрения по существу, они, тем не менее, являлись частью общего контекста трансляции аудиозаписи, который позволил создать впечатление, что заявитель совершил преступление, до того, как его вина была установлена судом. Таким образом, распространение аудиозаписи не могло быть оправдано общественным интересом, и участие соответствующих властей в фальсификации и последующем распространении аудиозаписи в средствах массовой информации способствовало тому, что заявителя считали виновным до того, как его вина была доказана судом.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Пункт 2 статьи 6 Конвенции был признан приемлемым для рассмотрения по существу, по делу было допущено нарушение требований пункта 2 статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд не установил нарушения требований пункта 3 статьи 5 Конвенции, согласившись с тем, что причины, на которые ссылались суды Грузии, являлись относящимися к делу и достаточными основаниями для заключения заявителя под стражу, и что нельзя было признать, что следственные органы и суды не проявили особой тщательности при рассмотрении дела заявителя. Европейский Суд также не установил нарушения требований пункта 4 статьи 5 Конвенции, отметив, что заявитель присутствовал на всех заседаниях суда первой инстанции, связанных с его предварительным содержанием под стражей, и имел возможность эффективно обжаловать выдвигаемые против него доводы.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 3 600 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.