ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Сведения: 2020-05-14 04:05:04

Постановление ЕСПЧ от 31 октября 2019 года по делу "Папагеоргиу и другие (Papageorgiou and Others) против Греции" (жалобы N 4762/18 и 6140/18).

В 2018 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и  коммуницированы Греции.

По делу успешно рассмотрены жалобы на обязанность родителей предоставить директорам школ письменные заявления о том, что их дети не являются православными христианами, для освобождения последних от уроков религиозного воспитания, оставление данных заявлений в архиве школ, право директоров школ проверять, являются ли указанные в заявлениях сведения правдивыми. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Жалоба N 4762/18 касалась трех заявителей, а именно родителей и их дочери (ребенка), жалоба N 6140/18 - матери и дочери (также ребенка). Девочки были ученицами школ на двух небольших греческих островах.

Заявители-родители жаловались на то, что они были обязаны предоставить письменные заявления для того, чтобы требовать освобождения их детей от уроков религиозного воспитания в соответствующих школах. Они также жаловались на то, что данные заявления должны были оставаться в архиве школы, а директор школы имел право проверять, были ли указанные в них сведения правдивыми.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Главный вопрос, который затрагивался в жалобах, касался обязанности родителей представить директору соответствующей школы письменное заявление, подписанное также учителем, о том, что их дети не были православными христианами, для освобождения последних от уроков религиозного воспитания.

В соответствии с частью второй статьи 16 Конституции и Законом об образовании уроки религиозного воспитания были обязательны для всех учеников. Однако циркуляр от 23 января 2015 г. предусматривал, что ученики, которые не являлись православными христианами, но принадлежавшие к иным религиозным или доктринальным конфессиям или не принадлежавшие к какой-либо религии, и ссылались на причины, связанные с вероисповеданием, могли быть освобождены от посещения данных уроков. В соответствии с частью третьей статьи 25 решения министра образования от 23 января 2018 г. данная процедура была оставлена в силе.

Циркуляр 2015 года не требовал предоставления религиозного обоснования в заявлении об освобождении от уроков. Однако родители были обязаны представить директору школы письменное заявление, подписанное также учителем, о том, что их ребенок не был православным христианином. В полномочия директора входили проверка документов, подтверждавших сведения, указанные в заявлении, а также привлечение внимания родителей к серьезности их заявления.

Проверка серьезности письменного заявления предполагала, что директор школы был вправе проверить, содержались ли в заявлении ложные сведения, а именно соответствовало ли содержанию заявления свидетельство о рождении, в котором указывалась религиозная принадлежность родителей и которое должно было быть предоставлено администрации школы. Кроме того, "религия" была обязательным предметом в начальной и средней школе и в старших классах согласно соответствующим решениям министерства. В случае несоответствия сведений директор школы был обязан сообщить в прокуратуру о том, что было представлено ложное заявление, поскольку данное действие являлось преступлением.

Существующая система освобождения детей от уроков религиозного воспитания могла накладывать на родителей тяжкое бремя и риск ненадлежащего раскрытия их личной жизни. Возможность конфликта также могла отбить у них желание подавать такое заявление, особенно если они проживали в небольшом и религиозном сообществе, таком, как на маленьких греческих островах, где риск осуждения был выше, чем в больших городах. Заявители-родители не подали такое заявление не только из страха объявить о том, что они не были православными христианами, в среде, в которой большинство населения принадлежало к данной религии, но также потому, что, как они отмечали, ученикам, которые были освобождены от уроков религиозного воспитания, не предлагалось каких-либо иных занятий, и дети теряли школьные часы просто из-за того, что их родители заявили о своих религиозных убеждениях.

Несмотря на то, что заявители-родители не были обязаны объявлять о своих убеждениях, тот факт, что они должны были представить письменное заявление, был равнозначен принуждению их к действиям, из которых можно было сделать вывод, что они и их дети разделяли или не разделяли те или иные религиозные взгляды.

В ранее рассмотренных им делах Европейский Суд указывал, что свобода вероисповедания также включает в себя негативный аспект, а именно личное право не выражать свои религиозные убеждения и не быть обязанным действовать таким образом, чтобы позволить окружающим сделать выводы относительно наличия или отсутствия таких убеждений. В настоящем деле власти Греции не имели права вмешиваться в сферу индивидуального сознания и проверять наличие у лиц тех или иных религиозных убеждений или заставлять их выражать свои убеждения по духовным вопросам.

Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд отклонил предварительный довод властей Греции о том, что родители-заявители не воспользовались процедурой получения освобождения от уроков. Кроме того, Европейский Суд пришел к выводу, что по делу было допущено нарушение статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции в свете статей 8 и 9 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил 8 000 евро совместно заявителям по жалобе N 4762/18 и 8 000 евро совместно заявителям по жалобе N 6140/18.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.