ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-04-27 03:30:18

Постановление ЕСПЧ от 05 сентября 2019 года по делу "Олевник-Чеплиньска и Олевник (Olewnik-Cieplinska and Olewnik) против Польши" (жалоба N 20147/15).

В 2015 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Польше.

По делу успешно рассмотрена жалоба на ненадлежащая реакция органов власти на похищение человека, а также ситуация, когда обстоятельства похищения и смерти человека оставались не выясненным в течение 17 лет после произошедших событий. По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В октябре 2001 года брат заявительницы, который являлся сыном заявителя, был похищен, и за его возвращение потребовали выкуп. Он находился в плену почти два года, а затем был убит после того, как заявительница передала за его освобождение выкуп в 2003 году. Обстоятельства похищения и убийства брата заявительницы были установлены в ноябре 2005 года, когда на похитителей указал свидетель. Место, где было спрятано тело погибшего, было обнаружено в октябре 2006 года. В марте 2008 года 10 человек были осуждены за участие в преступной группе, созданной с целью похищения жертвы. Двое из них были осуждены за убийство и приговорены к пожизненному лишению свободы. Данные приговоры были основаны главным образом на признательных показаниях. Расследование причастности к преступлению других неустановленных лиц еще продолжалось.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. (a) Материально-правовой аспект. В делах о похищении для получения выкупа следовало предполагать, что жизнь и здоровье жертвы подвергались опасности. В письмах, полученных от похитителей семьей и полицией, ясно указывалось на то, что жизнь родственника заявителей находилась в опасности. Непосредственный характер риска для жизни следовало понимать как ссылку в основном на тяжесть ситуации и особую уязвимость жертвы похищения. Риск не уменьшался с течением времени. Наоборот, тот факт, что ситуация не менялась годами, усилил страдания жертвы и риск для его жизни и здоровья. Реальный риск для его жизни, таким образом, оставался непосредственным в течение всего периода, когда он находился в плену. Таким образом, власти знали или должны были знать о наличии реальной и непосредственной угрозы для жизни и здоровья жертвы с момента ее исчезновения. В сложившейся ситуации позитивные обязательства властей государства-ответчика, предусмотренные статьей 2 Конвенции, заключались в том, что власти Польши должны были сделать все, что от них можно было разумно ожидать, с целью найти похищенного человека настолько быстро, насколько это было возможно, и установить личности похитителей.

Полиция допустила ряд серьезных ошибок, что привело к тому, что все попытки расследования по факту похищения оказались безуспешными. К ним относились нарушения при сборе доказательств в доме жертвы сразу после похищения, непроведение допросов свидетелей и невыяснение их действий в связи с получением анонимного письма, в котором были указаны лица, причастные к похищению, длительный анализ звонков, поступивших от похитителей, отсутствие наблюдения за передачей выкупа, за которым похитители приехали сами. Более того, серийные номера банкнот, несмотря на то, что семья передала их полиции, были направлены для регистрации в банковском центральном надзорном органе лишь через 17 месяцев.

Власти Польши не отреагировали на ситуацию таким образом, который требовался от них в деле о похищении и продолжительном похищении. Несмотря на то, что Европейский Суд не может строить предположения относительно того, чем бы завершилось дело, если бы власти проявили больше усердия, существует явная причинно-следственная связь между большим перечнем ошибок и недостатков, которые были допущены и имели место в течение нескольких лет, и отсутствием прогресса в расследовании, пока родственник заявителей еще был жив.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте (принято единогласно).

(b) Процессуально-правовой аспект. В дополнение к производству по делу в отношении членов преступной группы, которые похитили и убили родственника заявителей, Сейм Польши (нижняя палата Парламента Польши) создал парламентский комитет для рассмотрения, помимо прочего, действий полиции и органов прокуратуры. Сам по себе масштаб выявленных недостатков был таковым, что комитет рассматривал версию об умышленных и целенаправленных действиях должностных лиц, направленных на сокрытие улик, уничтожение доказательств, создание ложных оперативных версий, и, как следствие, о том, что некоторые из них сотрудничали с преступной группой. Европейский Суд отметил действия органов прокуратуры при расследовании ответственности некоторых сотрудников полиции и прокуроров. Производства по уголовным делам в отношении двух сотрудников полиции завершились, поскольку истек срок давности их привлечения к ответственности. Производства по другим делам не привели к привлечению к ответственности отдельных сотрудников полиции или прокуроров. Тем не менее постановления о прекращении расследований содержали важную информацию о действиях органов власти. Прокуратура пришла к выводу, что государство "не создало надлежащих юридических и финансовых структур для прокуратуры" с целью эффективного расследования таких преступлений, как похищение.

Несмотря на позитивные изменения, нацеленные на расследование смерти родственника заявителей, производство по делу о его убийстве по-прежнему не было завершено. В ходе недавних производств его тело было эксгумировано, и была проведена новая экспертиза post-mortem. Кроме того, рассматривалась возможность причастности к делу других лиц. Через 17 лет после похищения обстоятельства дела по-прежнему не были полностью выяснены.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции в ее процессуально-правовом аспекте (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителям совместно 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требования о возмещении материального ущерба были отклонены.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.