ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Сведения: 2020-04-03 04:56:44

Постановление ЕСПЧ от 18 июня 2019 года по делу "Мехмет Решит Арслан и Орхан Бингел против Турции (Mehmet Resit Arslan and Orhan Bingol v. Turkey)" (жалоба N 47121/06 и другие жалобы).

В 2006 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие у заключенных возможности пользоваться компьютером и иметь доступ к Интернету, чтобы получить высшее образование. По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В июне 2006 года два заявителя, осужденные за террористическую деятельность, сдали вступительные экзамены в высшие образовательные учреждения. Первый заявитель был зачислен на 2006 - 2007 учебный год на факультет экономики и управления, который предоставлял возможность дистанционного обучения. Второй заявитель получил оценки, которые позволяли ему поступить в вуз, и он был зачислен в университет на 2006 - 2007 учебный год.

В связи с этим и на основании соответствующего законодательства заявители просили разрешить им пользоваться компьютером и получить доступ к Интернету в помещении, выделенном для этих целей администрацией исправительного учреждения, для того чтобы иметь возможность получить высшее образование. Первый заявитель также просил разрешить ему пользоваться калькулятором и электронным переводчиком у себя в камере. Администрации исправительных учреждений отказали заявителям в их просьбах. Жалобы на эти решения были безуспешными.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. (a) Сфера действия первого предложения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Требования заявителей, представленные администрациям исправительных учреждений, касались использования аудиовизуальных, информационных или электронных материалов с целью подготовки ко вступительным экзаменам и обучения в университете. Следовательно, не имеет значения тот факт, был ли второй заявитель впоследствии зачислен в вуз. Оба заявителя планировали обучаться в высших учебных заведениях, предоставлявших возможность дистанционного обучения, и они подтвердили свои требования тем, что в 2006 году они сдали вступительные экзамены в учреждения высшего образования.

Законодательство Турции предоставляет осужденным возможность обучаться в исправительных учреждениях в пределах средств этих учреждений. В частности, исправительные учреждения обязаны не препятствовать доступу к образовательным мероприятиям, которые проводятся в данных учреждениях. В этой связи в соответствии с пунктом 3 статьи 67 Закона N 5275 использование аудиовизуальных средств обучения и компьютеров, а также доступ к Интернету разрешаются под контролем администрации в помещениях, выделенных для этих целей администрацией исправительного учреждения в рамках реинтеграционных или образовательных программ. Данная возможность является материальным средством, без которого невозможно осуществление права на образование, поскольку она позволяет осужденным подготовиться к сдаче вступительных экзаменов в образовательное учреждение и в случае необходимости обучаться в нем. Согласно устоявшейся прецедентной практике Европейского Суда доступ к образовательным учреждениям, существующим на определенный момент времени, является неотъемлемой частью права, закрепленного в первом предложении статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, настоящая жалоба относится к сфере действия данной статьи.

(b) Существо жалобы. Законодательство Турции признавало за заключенными возможность использовать компьютер и иметь доступ к Интернету при определенных условиях. Такое использование, однако, могло быть поставлено под контроль администрации исправительного учреждения и ограничено в отношении лиц, которые представляли собой определенную опасность или которые были осуждены за то, что являлись членами незаконной организации. Соответственно, ограничение прав заявителей было предусмотрено законом и могло преследовать правомерные цели защиты общественного порядка и предупреждения преступлений.

Способ регламентации условий доступа к аудиовизуальным образовательным средствам, компьютеру и Интернету относится к пределам допустимого для государств-ответчиков пределов усмотрения в сфере регулирования прав человека. Кроме того, ни в ходе производства на внутригосударственном уровне, ни во время разбирательства в Европейском Суде не было приведено каких-либо конкретных обоснований, связанных с недостаточностью средств у соответствующих исправительных учреждений.

В то же время стремление заявителей воспользоваться возможностью, предоставленной им законом, вытекало из их желания получить образование.

Вместе с тем отказ в разрешении первому заявителю использовать калькулятор и электронное устройство с функциями перевода с английского на турецкий язык был обоснован, тем более, что использование данного устройства было разрешено под надзором в месте, которое должно было быть определено администрацией исправительного учреждения.

Что касается доступа к компьютерам и Интернету, несмотря на то, что озвученные властями Турции соображения безопасности, связанные с характером преступлений, за которые заявители были осуждены, могут считаться уместными, суды Турции не провели подробного анализа рисков для безопасности и не выполнили, с одной стороны, свою задачу по сопоставлению различных задействованных в деле интересов и, с другой стороны, свою обязанность препятствовать любым злоупотреблениям со стороны администраций исправительных учреждений. При таких условиях Европейский Суд не убежден в том, что в настоящем деле были представлены достаточные основания для отказа органов власти в отношении просьб заявителей, целью которых было осуществление права, закрепленного в пункте 3 статьи 67 Закона N 5275.

Те же недостатки не позволили Европейскому Суду эффективным образом установить, применили ли власти Турции нормы, установленные в прецедентной практике Европейского Суда, в целях сопоставления затронутых в деле интересов.

Таким образом, суды Турции не обеспечили справедливого равновесия между правом заявителей на образование и требованиями охраны общественного порядка.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил, что установление факта нарушения Конвенции само по себе будет являться достаточной справедливой компенсацией морального вреда, требования о возмещении материального ущерба были отклонены.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.