ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-03-31 06:40:24

Постановление ЕСПЧ от 16 мая 2019 года по делу "Алаби (Halabi) против Франции" (жалоба N 66554/14).

В 2014 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Франции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на проведение градостроительной проверки в частично меблированном жилом помещении без предварительного согласия проживающего в нем лица или санкции суда. По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель является подданным Соединенного Королевства и проживает в г. Лондоне. В ноябре 2006 года компания, которой принадлежал замок, получила разрешение на то, чтобы к нему пристроить оранжерею и внешнюю лестницу. Компания также уведомила власти о проекте строительства технического помещения. В марте 2009 года два сотрудника градостроительных служб провели проверку на месте, по результатам которой был составлен протокол о нарушении: вместо упомянутых выше объектов были построены два жилых помещения и тренажерный зал. В декабре 2010 года была проведена новая проверка, которая также завершилась составлением протокола, в котором заявитель был указан в качестве "жильца".

Заявитель оспорил первый протокол как основанный на посягательстве на его жилище, поскольку проверка проводилась в его отсутствие и без получения его согласия. Суд отклонил данный довод на основании того, что во время проверки никто не утверждал, что место проверки являлось его или ее местом жительства и что ввиду заявленного проекта не предполагалось, что сотрудники должны были входить в жилые помещения. Кассационный суд согласился с этими выводами, указав, что при таком виде проверки не могло применяться принуждение и что в случае причинения препятствий проверяющим соответствующие санкции могли быть назначены только судом, уполномоченным рассматривать вопрос о правомерности проверки.

В 2017 году суд признал заявителя и компанию виновными в возведении самовольной постройки и приговорил их к штрафу, а также предписал вернуть объект в надлежащее состояние. Тем не менее администрация выдала другое разрешение на строительство, которым спорные сооружения были узаконены.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. (a) Применимость. Объект, в отношении которого проводилась проверка, следовало рассматривать как "жилище" заявителя, по следующим причинам:

- несмотря на то, что он не был ни собственником, ни нанимателем (поскольку все его имущество было вложено в уставный капитал различных юридических лиц), данное помещение являлось его вторым местом проживания для проведения отпуска с семьей и для встреч с деловыми партнерами в ходе продолжительных периодов пребывания. Кроме того, власти Франции рассматривали заявителя как жильца при составлении второго протокола и вплоть до его привлечения к ответственности;

- спорные помещения представляли собой неотъемлемую часть основного строения в целом, а последнее явно было жилым помещением. Итальянский купол, который был возведен в память о погибшем сыне заявителя, свидетельствовал о его сильной эмоциональной связи с этим местом;

- некоторые из комнат, которые посетили сотрудники градостроительных служб, уже были меблированы, украшены и оборудованы, в том числе предметами повседневного использования, такими как средства гигиены и полотенца: зайдя в данные помещения, сотрудники вошли в определенное физическое пространство, где могла проходить личная и семейная жизнь заявителя.

(b) Существо жалобы. (i) Спор о гражданских правах и обязанностях. Разумеется, проверки, которые проводятся сотрудниками градостроительных органов, по своему характеру не представляют собой той же степени риска посягательства на уважение прав на жилище и личной жизни, как проверки по месту жительства, осуществляемые иными органами (таможенными, налоговыми и так далее), способные привести к изъятию многих документов, данных или предметов и раскрывающие больше информации о соответствующем лице. Однако в настоящем деле Европейский Суд счел, что проникновение сотрудников государственных органов в жилище заявителя без его разрешения, а также фотографирование внутренних частей данного помещения, которое использовалось заявителем для деятельности, относившейся к его личной жизни, являлись вмешательством в права заявителя.

(ii) Законные основания для проверки и преследуемая правомерная цель. Предусмотренные в статье L. 461-1 Градостроительного кодекса проверки объектов завершенного или незавершенного строительства были предназначены для установления соответствия работ выданным разрешениям и для подтверждения отсутствия нарушений градостроительных норм. Преследуемые подобным образом цели (защита окружающей среды, предупреждение нарушения общественного порядка, обеспечение здоровья и безопасности лиц) могли быть отнесены к нескольким правомерным целям, предусмотренным статьей 8 Конвенции.

(iii) Необходимость в демократическом обществе. Когда проверка осуществляется на строительной площадке или на возводимом объекте, она содержит в себе меньше рисков посягательства на уважение жилища. Градостроительный кодекс допускает проведение таких проверок в течение трех лет до завершения строительства.

Представляется, в настоящем деле проведение проверки являлось обоснованным, поскольку суды Франции действительно признали заявителя виновным в нескольких правонарушениях. Кроме того, поскольку было выдано разрешение на строительство, согласно которому ситуация была узаконена, последствия вмешательства для использования заявителем его жилища были ограничены.

Несмотря на то, что строгие критерии, применяющиеся к обыскам и изъятиям, в настоящем деле неприменимы как таковые, необходимо было проверить наличие достаточных и эффективных гарантий против злоупотреблений. Однако Градостроительный кодекс допускал проведение проверок в жилых помещениях в любой момент и в отсутствие сотрудника судебной полиции, а также явно не требовал согласия жильцов или получения предварительного разрешения судьи.

Действительно, отсутствие у уполномоченных должностных лиц полномочий по применению принуждения препятствует им проникать в жилище без согласия жильцов под угрозой уголовного наказания. Тем не менее обязательство получения согласия жильца не предусмотрено законом, о нем упоминается только в ответах соответствующих министерств. С другой стороны, возможность для жильца воспрепятствовать данной проверке является чисто теоретической, поскольку в соответствии с другой статьей Градостроительного кодекса сопротивление осуществлению проверки наказывается в уголовном порядке.

Что касается средства правовой защиты, которое согласно законодательству Франции позволяет обжаловать протокол проверки, оно представляется лишенным какого-либо полезного эффекта для того, чтобы защитить неприкосновенность жилища, поскольку суды Франции в настоящем деле отказались признать протокол недействительным на этом основании.

В настоящем деле нельзя было ссылаться на риск уничтожения доказательств правонарушения, чтобы обосновать данные недостатки: в области градостроительства такой риск невелик. Следовательно, ввиду отсутствия согласия заявителя или наличия судебного разрешения и, тем более, отсутствия эффективного средства правовой защиты оспариваемая проверка не была соразмерна преследуемой цели.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Поскольку заявитель не представил требований, касающихся справедливой компенсации, Европейский Суд не присудил ему каких-либо сумм по данному основанию.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.