ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2020-01-27 05:41:38

Постановление ЕСПЧ от 09 апреля 2019 года по делу "Тарак и Депе (Tarak and Depe) против Турции" (жалоба N 70472/12).

В 2012 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на содержание ребенка заявительницы в полицейском участке без какого-либо сопровождения и без уведомления органов по защите несовершеннолетних. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявителями по настоящему делу являются мать и сын, которому на момент рассматриваемых событий было восемь лет.

Поздно вечером 26 октября 2001 г. сотрудники полиции, занимавшиеся расследованием кражи из помещения, прибыли для производства обыска в жилище соседа заявителей. Разыскивая подозреваемого, сотрудники полиции также пришли в дом заявительницы. Отлучившись из дома, заявительница оставила своего ребенка под присмотром соседа. Однако по завершении обыска сосед был задержан и доставлен в полицейский участок. После дачи показаний он был освобожден, и ему не пришлось провести ночь в полицейском участке.

По утверждению заявительницы, сотрудники полиции, задержавшие соседа, также забрали с собой и ее ребенка. Ранним утром 28 октября мать ребенка также была задержана. По ее словам, ребенок спал на столе, когда ее доставили в полицейский участок. После допроса она ушла вместе с ним.

По жалобе матери, в том числе на неправомерное заключение ребенка под стражу, прокурор провел расследование и предъявил обвинение нескольким сотрудникам полиции, вместе с тем суд прекратил дело в 2009 году в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. (a) Установление фактов. Европейским Судом не было установлено каких-либо свидетельств, опровергающих, с одной стороны, показания соседа, согласно которым ребенок был доставлен в полицейский участок в первую ночь, и, с другой стороны, показания адвоката заявительницы, утверждавшей, что она видела ребенка в полицейском участке 28 октября 2001 г.

Отсутствуют также какие-либо основания полагать, что ребенок тем временем покинул полицейский участок, как могло бы произойти, например, если бы ребенок оказался под присмотром освобожденного соседа, другого несущего за него ответственность соседа или родителя либо родственника.

Власти Турции не представили каких-либо доказательств, которые могли бы свидетельствовать, например, о том, что ребенок в разумный срок после своего прибытия в полицейский участок был переведен в детское учреждение, либо аналогичный довод о том, что о нахождении несовершеннолетнего в полицейском участке был проинформирован дежурный прокурор.

Материалы дела также не позволяют установить, заслушал ли суд показания прокурора, с которым, как заявила адвокат, у нее состоялся на следующий день разговор о нахождении ребенка в полицейском участке.

Таким образом, вышеупомянутые согласующиеся между собой и точные доказательства позволяют сделать вывод, что ребенок, которому на момент рассматриваемых событий было восемь лет, был доставлен сотрудниками полиции в полицейский участок и содержался там один по крайней мере с 27 по 28 октября 2001 г., до прибытия его матери.

(b) Мнение Европейского Суда. Принимая во внимание, что после своего прибытия в полицейский участок ребенок находился без какого-либо сопровождения, с учетом его очень юного возраста он был предоставлен в отделении полиции самому себе. Таким образом, он находился в уязвимом положении. При данных обстоятельствах не имеет значения, находился ли ребенок в закрытом и охраняемом здании, любой несанкционированный выход из которого был запрещен. Действительно, от маленького ребенка нельзя было ожидать, что он самостоятельно покинет полицейский участок.

По мнению Европейского Суда, ситуация, характеризующаяся подобной совокупностью элементов, может рассматриваться как "лишение свободы" по смыслу пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Тем не менее власти Турции не указали, преследовало ли такое лишение свободы одну из целей, предусмотренных этим положением Конвенции, а материалы дела не содержат каких-либо доказательств, позволяющих утверждать, что это действительно имело место. Соответственно, следует признать, что лишение заявителя свободы являлось произвольным.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции в отношении заявителя (принято единогласно).

Кроме того, Европейский Суд объявил неприемлемой для рассмотрения по существу как явно необоснованную жалобу на нарушение статьи 3 Конвенции, решив, что факт предположительного нанесения пощечины ребенку в полицейском участке не был установлен, а страдания матери не достигли требуемого уровня суровости.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.