ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-12-10 16:14:51

Постановление ЕСПЧ от 12 марта 2019 года по делу "Али Гюрбюз (Ali Gurbuz) против Турции" (жалоба N 52497/08 и другие жалобы).

В 2008 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на длительное уголовное преследование заявителя, который впоследствии был оправдан, по нескольким уголовным делам, возбужденным против него как собственника ежедневного издания за публикацию обращений террористических организаций. По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В период с июня 2004 года по апрель 2006 года в отношении заявителя были возбуждены семь уголовных дел в связи с публикацией статей, содержавших обращения руководителей незаконных организаций, в ежедневном издании, собственником которого он являлся. В рамках этих производств, продолжавшихся почти семь лет, заявителю было назначено наказание в виде штрафа, затем он был оправдан в связи с отменой уголовной ответственности собственников средств массовой информации за содержание этих статей.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Автоматическое применение закона, который криминализировал публикацию любого сообщения, исходящего от террористических организаций, независимо от содержания и контекста этого сообщения, привело к возбуждению в течение двух лет семи однотипных уголовных дел в отношении заявителя. В настоящем деле следовало определить, могут ли производства по уголовным делам сами по себе представлять вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения, если в отношении заявителя не принималось иных мер репрессивного характера. Данные производства в силу их количества и продолжительности (до семи лет) оказывали сдерживающее влияние на право заявителя на свободу выражения мнения и публичную дискуссию, вселяя в него страх и отбивая у него желание публиковать статьи по вопросам, представляющим интерес для общества. Таким образом, уголовное преследование само по себе являлось реальным и эффективным механизмом принуждения. Оправдание заявителя прекратило лишь некоторые риски, но никоим образом не повлияло на тот факт, что эти риски в течение определенного времени оказывали давление на заявителя и вынудили его как специалиста в области средств массовой информации заниматься самоцензурой. Соответственно, уголовное преследование являлось "вмешательством" в пользование заявителем правом на свободу выражения мнения.

Указанное вмешательство было предусмотрено законом и преследовало правомерные цели защиты национальной безопасности и территориальной целостности Турции, обеспечения правопорядка и предупреждения преступлений.

Судебные органы возбудили уголовные дела, учитывая лишь то обстоятельство, что ежедневное издание заявителя опубликовало тексты, написанные представителями организаций, отнесенных в соответствии с законодательством Турции к террористическим. Судебные органы не провели какого-либо анализа содержания указанных текстов или контекста, в котором они составлялись, с учетом критериев, изложенных и примененных Европейским Судом в делах, которые касались права на свободу выражения мнения. Органы власти Турции не утверждали, что спорные тексты, взятые в совокупности, содержали призывы к насилию, вооруженному сопротивлению или мятежу либо разжигали ненависть, что было необходимо принимать во внимание.

Кроме того, спорные тексты имели отношение к политической дискуссии по вопросам, представлявшим интерес для общества, которые касались конфликта между соответствующими организациями и правоохранительными органами.

Повторяющиеся преследования по уголовным делам также могли привести к частичной цензуре в отношении сотрудников средств массовой информации и ограничению их возможности публично выражать свое мнение при условии, что оно не содержало прямого или косвенного призыва к совершению преступлений террористической направленности, которое занимало важное место в публичной дискуссии. Репрессии в отношении сотрудников средств массовой информации, осуществляемые механически в силу действующего законодательства без учета целей заинтересованных лиц и права общественности на ознакомление с иной точкой зрения на конфликтную ситуацию, не могли быть совместимы со свободой получать и распространять информацию и идеи.

Осуществление в течение значительного времени преследования по нескольким уголовным делам в отношении заявителя на основании серьезных обвинений не отвечало интересам общественной необходимости. Обжалуемая мера была несоразмерна преследуемым правомерным целям и в связи с этим не являлась необходимой в демократическом обществе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 3 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.