ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Сведения: 2019-12-09 13:49:47

Постановление ЕСПЧ от 05 марта 2019 года по делу "Узан и другие (Uzan and Others) против Турции" (жалоба N 19620/05 и другие жалобы).

В 2005 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Турции.

По делу успешно рассмотрены жалобы на замораживание активов банка, находившегося на грани банкротства, даже после прекращения уголовного преследования в отношении заявителей. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В 2003 году орган банковского регулирования передал управление банком, находившимся на грани банкротства, Сберегательному фонду страхования вкладов Турции (далее - СФСВ), государственному учреждению. СФСВ выплатил вкладчикам убытки на сумму, превышающую 4 млрд. евро. В то же время были возбуждены уголовные дела в отношении мажоритарных акционеров банка, некоторых управляющих или аудиторов. Производство по делу руководителей банка, рассматриваемому судом присяжных, замедлилось из-за бегства из страны некоторых обвиняемых и до сих пор не завершилось.

В августе 2003 года суд по уголовным делам вынес постановление об избрании в качестве предварительной меры замораживание активов, с одной стороны, руководителей и некоторых управляющих и, с другой стороны, супругов и детей указанных лиц. Заявители относились к этим двум группам лиц. Изначально их также коснулось уголовное преследование, но оно было прекращено в отношении всех заявителей в январе 2004 года, управляющие банка были оправданы по новым обвинениям в 2008 году. Тем не менее предварительные меры, избранные в отношении заявителей, не были отменены в преддверии основного разбирательства и возможного возмещения долга перед государством.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. (a) Наличие имущества. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции была применима к обстоятельствам настоящего дела, в том числе к двум заявителям (1999 и 2003 годов рождения), которые являлись несовершеннолетними и не имели в собственности имущества в период, относившийся к обстоятельствам настоящего дела. Суды Турции признали за ними способность приобрести некоторые права в результате наследования и дарения. Таким образом, несовершеннолетние заявители могли иметь правомерные ожидания, вытекающие из понятия "собственность", учитывая автоматический, обобщенный и негибкий характер предварительных мер, а также неопределенный срок их действия.

(b) Характер вмешательства. Предварительные меры должны рассматриваться как регулирование порядка пользования имуществом.

(c) Законность вмешательства. В контексте неопределенности относительно исхода производства по уголовному делу, возбужденному в отношении лиц, на которых предположительно лежала вина за финансовый ущерб, учитывая неявку обвиняемых в суд, применимое законодательство Турции предоставляло судам выбор при принятии решения о сохранении предварительных мер до тех пор, пока не будут возмещены все суммы, которые требовал СФСВ. Учитывая выводы, к которым Европейский Суд пришел ниже при рассмотрении вопроса о соразмерности вмешательства, он может отложить рассмотрение вопроса о том, отвечают ли столь широкие пределы усмотрения критерию законности.

(d) Правомерность преследуемой цели. Спорные меры соответствовали общему интересу, который состоял в воспрепятствовании использованию имущества, которое могло быть приобретено преступным путем.

(e) Соразмерность вмешательства. Европейский Суд признал важность и комплексность настоящего дела для финансовых, административных и судебных органов Турции: необходимо было принять меры для защиты прав большого количества людей, затронутых данной ситуацией, минимизации возможных потерь, предупреждения любых мошеннических действий, возвращения государственных средств и розыска лиц, которые предположительно несли ответственность за причинение финансового ущерба. Предварительные меры, предназначенные для воспрепятствования передаче государственных средств мошенническим путем, могут стать эффективным и необходимым средством в борьбе с мошенническими действиями в финансовых кругах. Соответственно, применение предварительных мер изначально само по себе не противоречило принципу соразмерности.

Тем не менее, если применение предварительных мер может быть признано оправданным общим интересом, когда они направлены на предупреждение мошеннических действий в целях обеспечения удовлетворения требований кредитора, эти меры должны отменяться, как только в них отпадает необходимость, поскольку их влияние со временем лишь усиливается. В настоящем деле проблема возникла преимущественно с того момента, когда в отношении заявителей было вынесено решение о прекращении производства по их делу.

Тяжесть обременений, наложенных на заявителей, вытекает из следующего:

(i) срока, в течение которого сохраняются ограничения: 10 лет для некоторых заявителей, для других - до 15 лет.

(ii) Объема ограничений: двое несовершеннолетних заявителей были лишены возможности приобрести некоторое имущество, трое других не могут распоряжаться соответственно заработной платой преподавателя в университете, сбережениями и жилищем (и каждый из них не может распоряжаться своим транспортным средством).

(iii) Автоматический, общий и негибкий характер ограничений, без регулярного индивидуального контроля. Соответственно, не только заявители не были привлечены к уголовной ответственности, но и компетентные суды Турции признали недействительными платежные поручения, подготовленные на имя заявителей. Эти же суды установили, что заявители не могли быть признаны ответственными за причинение материального ущерба СФСВ.

(iv) Отсутствие в материалах дела доказательств, которые позволяли бы предположить, что заявители могли быть причастны к мошенничеству в том или ином виде. Соответственно, органы власти Турции рассматривали, если они вообще делали это, возможность применения альтернативных мер лишь на самом позднем этапе разбирательства. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что для возмещения задолженности перед государством требовалась лучшая защита, нежели передача имущества заявителей.

(v) С точки зрения процессуальных гарантий предоставление судом присяжных некоторым заявителям "статуса, отличающегося от статуса лиц, участвующих в деле", помешало им и препятствует до сих пор, принять участие в производстве по основному уголовному делу, от которого зависит разрешение вопроса об их правах.

Без предоставления иного обоснования, кроме родства с руководителями банка или выполнения в рассматриваемое время должностных обязанностей в банке, применение предварительных мер к имуществу заявителей и автоматическое сохранение в силе данных мер, несмотря на принятие решений о прекращении уголовных дел или об оправдании заявителей, плохо согласуются с принципами, закрепленными в прецедентной практике Европейского Суда: напротив, судьям следовало бы оценить, какие меры лучше всего могли быть применены с учетом обстоятельства дела, и, в более общем плане, установить равновесие между основной правовой целью и правами заинтересованных лиц. Кроме того, заявителям не были предоставлены процессуальные гарантии. Следовательно, справедливое равновесие было нарушено.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно в отношении совершеннолетних заявителей, шестью голосами "за" при одном - "против" в отношении несовершеннолетних).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Вопрос о справедливой компенсации не готов к рассмотрению.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.