ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-10-06 08:20:44

Постановление ЕСПЧ от 28 февраля 2019 года по делу "Хан (Khan) против Франции" (жалоба N 12267/16).

В 2016 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Франции.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на отсутствие поддержки со стороны государственных органов и непринятие ими каких-либо мер для предоставления ему места для проживания, в связи с чем заявитель в течение длительного времени проживал в окружении, которое явно не было приспособлено для него как несовершеннолетнего лица. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель, несопровождаемый несовершеннолетний иностранный гражданин (далее - ННИГ), в возрасте 12 лет проживал в течение шести месяцев в южной зоне пустошей Кале (Calais). Власти Франции не взяли заявителя на свое попечение, как большинство ННИГ, и он проживал в палаточном лагере.

Пустоши Кале (Lande de Calais) - место, долгое время известное под названием "джунгли Кале", представляющее собой территорию площадью около 20 гектаров неподалеку от въезда в туннель под Ла-Маншем со стороны Французской Республики и портовой зоны Кале, на которой расположены лагеря мигрантов и беженцев (примеч. переводчика).

19 февраля 2016 г. одна из неправительственных организаций обратилась к судье по делам несовершеннолетних с ходатайством о временном предоставлении заявителю помещения для проживания. В тот же день судья по делам несовершеннолетних, отметив, что заявитель не имел законных представителей на территории Франции, назначил ему попечителя ad hoc. Решением от 22 февраля 2016 г. судья по делам несовершеннолетних поручил в течение одного месяца обеспечить заявителю социальную поддержку в интересах его защиты как несовершеннолетнего лица и с целью предоставить ему место для проживания и создать условия для его воссоединения с членами его семьи, проживающими в Соединенном Королевстве.

Заявитель указывал на то, что ни Департамент Па-де-Кале (Pas-de-Calais), ни службы префектур не предпринимали каких-либо мер для предоставления ему места для проживания. Соответственно, после сноса его палатки в ходе операции по ликвидации южной зоны, проведенной 2 марта 2016 г., заявитель жил во "времянке", расположенной в границах северной зоны. В течение недели после 20 марта 2016 г. заявитель покинул пустоши и тайно переправился на территорию Соединенного Королевства.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции (материально-правовой аспект). В отсутствие поддержки со стороны государственных органов и несмотря на помощь, которую ему могли оказать неправительственные организации, проводившие работу в районе пустошей, заявитель в течение шести месяцев проживал в окружении, которое явно не было приспособлено для него как несовершеннолетнего лица, и в не подходящих для него условиях, для которых были характерны, в частности, антисанитария, чувства незащищенности и неопределенности. Положение заявителя, отягченное отсутствием поддержки со стороны государственных органов, усугубилось после ликвидации южной зоны пустошей, поскольку палатка, в которой он проживал, была снесена и общие условия жизни в этом районе ухудшились. В конечном счете, именно в связи с опасностью положения, в котором оказался заявитель, судья по делам несовершеннолетних 22 февраля 2016 г. предписал обеспечить заявителю социальную поддержку в интересах его защиты как несовершеннолетнего лица.

Соответственно, до вынесения решения о предоставлении заявителю помещения для проживания компетентные органы власти Франции даже не признали за заявителем статус ННИГ, хотя тот жил в данном районе в течение нескольких месяцев, и его юный возраст должен был привлечь внимание представителей государства. Средства, применяемые для идентификации ННИГ, были недостаточными.

Кроме того, хотя заявитель положительно относился к решению о предоставлении ему помещения для проживания, он, будучи 12-летним ребенком, не владеющим в совершенстве французским языком, не был обязан самостоятельно принимать меры, необходимые для получения социальной поддержки. Также нельзя упрекать неправительственные организации, которые добровольно оказывали помощь заявителю, равно как и адвоката, которая представляла интересы заявителя в ходе разбирательства, завершившегося принятием постановления от 22 февраля 2006 г., и попечителя ad hoc, который был назначен 19 февраля 2016 г., в том, что заявителя не перевели в помещение, которое было выделено ему властями Франции, поскольку такая обязанность, очевидно, была возложена на государственные органы власти.

Задача органов государственной власти являлась сложной, учитывая, в частности, количество лиц, проживавших на территории пустошей в период, относившийся к обстоятельствам настоящего дела, а также затруднительный характер идентификации ННИГ среди них, выбора и реализации механизмов приема ННИГ, адаптированных к их положению, при том, что они не всегда ходатайствовали о предоставлении им социальной поддержки. Однако государственные органы власти, которые не привели в исполнение постановление о временном предоставлении заявителю помещения для проживания, не предприняли всех усилий, которых от них можно было ожидать для исполнения обязанности оказать заявителю поддержку и обеспечить его защиту, учитывая, что речь шла о нелегальном ННИГ 12-летнего возраста, то есть о лице, относящимся к наиболее уязвимым группам общества.

Социальная нестабильность окружения, абсолютно не приспособленного для проживания несовершеннолетних, в котором заявитель находился в течение нескольких месяцев в "трущобах" пустошей Кале, а также неисполнение постановления судьи по делам несовершеннолетних, направленного на защиту заявителя, в совокупности составляли унижающее достоинство обращение.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции в ее материально-правовом аспекте (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.