ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-10-01 13:02:13

Постановление ЕСПЧ от 24 января 2019 года по делу "Кэтт (Catt) против Соединенного Королевства" (жалоба N 43514/15).

В 2015 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Соединенному Королевству.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на включение информации о нем в базу данных правоохранительных органов, включая личные данные и сведения, связанные с участием заявителя в демонстрациях, организованных агрессивной протестной группой, а также иных политических и профсоюзных мероприятиях. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель с 1948 года был активным борцом за мир. В 2005 году он начал участвовать в демонстрациях, организованных агрессивной протестной группой и проводившихся в присутствии значительного количества сотрудников полиции. Заявитель никогда не привлекался к ответственности за какое-либо правонарушение, и риск совершения им насильственных преступлений был абстрактным.

В судах Соединенного Королевства заявитель требовал удаления информации о себе из базы данных полиции, известной как "База данных по экстремизму". Данные, содержавшиеся в базе, включали имя заявителя, его адрес, дату рождения и сведения о его участии в демонстрациях. Большинство сведений было связано с демонстрациями, организованными агрессивной протестной группой, но также в них содержалась информация о его участии в иных политических и профсоюзных мероприятиях.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. В отношении вопроса о том, была ли насущная необходимость собирать личные данные заявителя, Европейский Суд признал, что да. Эти сведения были получены открыто. Сам характер такого сбора данных предполагал, что полиция с начала собирает информацию, а уже затем оценивает ее ценность. У сотрудников полиции была очевидная роль наблюдателей за протестами, когда было известно, что деятельность организационной группы имела насильственный и потенциально преступный характер. Соответственно, даже если самого заявителя не подозревали в прямом участии в преступной деятельности группы, для полиции было вполне обоснованным собирать его личные данные. В итоге он сам решил неоднократно и публично присоединиться к деятельности данной протестной группы.

Что касается того, имелась ли насущная необходимость хранения данных заявителя, Европейский Суд счел, что такая необходимость отсутствовала. В условиях отсутствия каких-либо правил, определяющих максимальный срок хранения подобных сведений, заявитель полностью зависел от тщательного применения в высшей степени гибких гарантий, закрепленных в соответствующем кодексе практики, для обеспечения соразмерности хранения его данных. Если государство принимает решение о создании такой системы, необходимость эффективных процессуальных гарантий становится решающей. Эти гарантии должны обеспечивать удаление подобной информации, как только ее продолжающееся хранение становится несоразмерным.

Что касается информации о заявителе, то существовала возможность того, что она могла храниться в течение неопределенного периода. Хотя заявитель имел и использовал возможность потребовать раскрытия и уничтожения своих данных, такая гарантия, по-видимому, имела ограниченное действие, учитывая факт получения им отказа в удалении его данных или предоставления какого-либо объяснения их продолжавшегося хранения. Отсутствие эффективных гарантий вызвало особую озабоченность в деле заявителя, поскольку хранившаяся в базе данных информация касалась его политических взглядов, которые требовали повышенного уровня защиты. Участие в мирных протестах подлежало специальной защите в рамках статьи 11 Конвенции, как и профсоюзов, в мероприятиях которых заявитель также участвовал.

Определение "внутригосударственный экстремизм" в контексте "Базы данных по экстремизму", озвученное в ходе производства дела в судах Соединенного Королевства, ссылалось на сбор сведений о группах и лицах, которые действовали "за пределами демократического процесса". Таким образом, из материалов дела не следовало, что сотрудники полиции соблюдали свое собственное определение экстремизма при хранении данных о связи заявителя с мирными политическими мероприятиями.

В отношении хранения данных заявителя, в частности, касавшихся мирного протеста, не было доказано ни то, что оно было абсолютно необходимым, ни то, что оно было необходимым для целей конкретного расследования.

Европейский Суд не был убежден в том, что удаление данных было бы настолько обременительным, что быть неразумным. Создание базы данных таким образом, чтобы содержащиеся в ней сведения не могли быть легко пересмотрены или изменены, и затем использование этого обстоятельства в качестве оправдания для отказа удаления информации из базы данных полностью противоречило бы необходимости защиты личной жизни, предоставленной статьей 8 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Заявитель не представил требований о выплате компенсации, поэтому Европейский Суд не присудил ему каких-либо сумм по данному основанию.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.