ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3, пункта 1 статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3, пункта 1 статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Кон Сведения: 2019-10-01 12:59:28

Постановление ЕСПЧ от 24 января 2019 года по делу "Кнокс (Knox) против Италии" (жалоба N 76577/13).

В 2013 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Италии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие расследования по жалобе на жестокое обращение со стороны сотрудников полиции во время допроса лица, находившегося в состоянии шока. По делу было допущено нарушение требований статьи 3, пункта 1 статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В период, относившийся к обстоятельствам настоящего дела, заявительница, студентка из США, которой тогда было 20 лет, находилась в Италии в течение около двух месяцев. Она нашла временную работу в пабе, менеджером которого был D.L. После обнаружения тела соседки заявительницы по квартире, когда заявительница и ее друг находились там, последние были допрошены, и их разговоры стали прослушиваться.

6 ноября 2007 г., в 1.45, заявительницу допросили в присутствии трех сотрудников полиции и A.D., выполнявшей функции переводчицы. Заявительница сказала, помимо прочего, что лицом, совершившим преступление, был D.L. Затем прокурор допросил заявительницу в 5.45 в присутствии A.D. и некоторых сотрудников полиции. Заявительнице не был предоставлен защитник. В 8.30 заявительница, ее друг и D.L. были задержаны по подозрению в совершении сексуального насилия и убийстве. D.L., доказавший свое алиби, был освобожден.

К 13.00 и впоследствии в ходе производства по делу заявительница утверждала, что она находилась в состоянии шока во время последнего допроса, в ходе которого она дала обвинительные показания под давлением сотрудников полиции, и снова высказала обвинения в отношении D.L. Однако 14 мая 2008 г. ее признали подозреваемой по делу о клевете на D.L.

После судебного заседания 13 марта 2009 г., в ходе которого заявительница вновь описала, как с ней обращались во время допросов 6 ноября 2007 г., и жаловалась на действия переводчицы A.D., защитник заявительницы потребовал передачи дела в прокуратуру, однако безрезультатно. Против заявительницы также было возбуждено дело о клевете в отношении сотрудников полиции и прокурора, допрашивавших ее 6 ноября 2007 г.

В сентябре 2015 года кассационный суд оправдал заявительницу в отношении обвинений в убийстве и сексуальном насилии и отметил, что назначение заявительнице наказания в виде трех лет лишения свободы за клевету в отношении D.L. уже получило преюдициальную силу. В процессе о клевете в отношении сотрудников полиции и прокурора заявительница также была оправдана.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции (процессуально-правовой аспект). После выдвижения обвинений в адрес D.L. 6 ноября 2007 г. и в ходе всего последующего производства по делу заявительница утверждала, что в тот момент она находилась в состоянии шока и чрезвычайного волнения и что сотрудники полиции оказывали на нее давление. 3 октября 2011 г. апелляционный суд счел, что заявительница действительно испытывала страдания, повлекшие за собой возникновение невыносимой психологической ситуации, и для того, чтобы выйти из нее, заявительница высказала обвинения против D.L.

Кроме того, переводчица A.D. также действовала в качестве медиатора, что абсолютно не требовалось с учетом ее функций. К тому же один из сотрудников полиции обнял заявительницу, гладил ее, брал ее за руки и, таким образом, вел себя неподобающим образом в то время, когда заявительница озвучивала обвинения, впоследствии расцененные как клеветнические и приведшие к ее осуждению.

На подобное поведение, из которого можно сделать вывод об общем контексте, в котором проходил допрос заявительницы, необходимо было обратить внимание властей в связи с возможным нарушением уважения достоинства заявительницы и ее дееспособности.

Несмотря на неоднократные жалобы заявительницы в отношении унижающего достоинство обращения, на которое она жаловалась, не было проведено расследования, способного прояснить факты и обстоятельства ее дела. В частности, требование о передаче материалов дела в прокуратуру, поданное защитой 13 марта 2009 г., осталось без ответа. Кроме того, уголовный процесс, инициированный заявительницей о клевете в отношении властей, в результате которого заявительница была оправдана, поскольку ничто не доказывало, что ее утверждения могли не соответствовать реальным фактам, не мог считаться эффективным расследованием по жалобе заявительницы.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции. (a) Применимость статьи 6 Конвенции. Европейский Суд напоминает, что "уголовное обвинение" имеет место, когда лицо официально привлечено в качестве подозреваемого компетентными властями или когда действия последних, вызванные подозрениями в отношении этого лица, имеют для него важные последствия. Заявительница могла считаться подозреваемой не позднее момента дачи показаний 6 ноября 2007 г., в 5.45, прокурору республики. Следовательно, не позднее 5.45 в отношении заявительницы было выдвинуто "уголовное обвинение" по смыслу Конвенции.

(b) Наличие насущной необходимости, способной оправдать ограничение права на доступ к адвокату. Власти Италии указывали на тот факт, что согласно существующей в стране судебной практике спорные показания от 6 ноября 2007 г. могли быть использованы в отсутствие адвоката в той мере, в которой они сами по себе содержали состав преступления. Однако Европейский Суд отмечает, что судебная практика, на которую ссылались власти Италии, носит общий характер и что последние не доказали наличие исключительных обстоятельств, которые оправдывали бы ограничения права заявительницы. Таким образом, отсутствовала насущная необходимость, оправдывающая ограничение права заявительницы на помощь адвоката.

(c) Справедливость судебного разбирательства в целом. Через несколько часов после допросов 6 ноября 2007 г. заявительница, являвшаяся уязвимым лицом в силу своего статуса иностранной гражданки 20-летнего возраста, находившейся в Италии в течение непродолжительного времени и не говорившей свободно по-итальянски, отказалась от своих показаний. Однако через шесть месяцев, 14 мая 2008 г., она была привлечена в качестве подозреваемой по делу о клевете.

Спорные показания были получены в результате сильного психологического давления, обстоятельства которого не были выяснены в ходе расследования. Данные показания сами по себе представляли преступление, в котором обвинялась заявительница, и, следовательно, материальное доказательство для вынесения ей обвинительного приговора по делу о клевете. Наконец, протокол допроса заявительницы, состоявшегося в 5.45, не содержит отметки о том, что она была уведомлена о своих процессуальных правах.

Таким образом, ограничение права заявительницы на юридическую помощь в ходе допроса 6 ноября 2007 г., в 5.45, необратимым образом нарушило справедливость судебного разбирательства в целом.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 и подпункта "e" пункта 3 статьи 6 Конвенции. Роль медиатора, которую играла переводчица A.D. в то время, когда заявительница, обвинявшаяся в преступлении, излагала свою версию событий, выходила за рамки функций переводчицы, которые A.D. должна была выполнять. Однако власти не дали оценки поведению A.D. и не установили, выполнялись ли ею функции переводчицы в соответствии с гарантиями, предусмотренными в пункте 1 статьи 6 и подпункте "e" пункта 3 статьи 6 Конвенции, и не рассмотрели вопрос о том, имели ли действия A.D. последствия для исхода процесса по делу заявительницы. Кроме того, в протоколе допроса от 6 ноября 2007 г. отсутствуют сведения о взаимодействии заявительницы и A.D. в ходе этого процессуального действия.

Данный изначальный недостаток, таким образом, имел последствия для других прав, которые, хотя и были отличными от того, на нарушение которого жаловалась заявительница, тесно связаны с ним, и нарушил справедливость судебного процесса в целом.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 и подпункта "e" пункта 3 статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также пришел к выводу, что не было допущено нарушения требований статьи 3 Конвенции в ее материально-правовом аспекте ввиду отсутствия сведений, которые позволили бы заключить, что в отношении заявительницы было допущено бесчеловечное или унижающее достоинство обращение.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 10 400 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.