ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-09-27 13:58:20

Постановление ЕСПЧ от 15 января 2019 года по делу "Гйини (Gjini) против Сербии" (жалоба N 1128/16).

В 2016 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Сербии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на освобождение властей от обязанности расследовать факты насилия среди заключенных, несмотря на отсутствие жалобы с требованием возбуждения уголовного дела. По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель был задержан по подозрению в попытке оплаты пошлины при пересечении границы поддельной купюрой достоинством в 10 евро. Он был заключен под стражу в тюрьму Сремска Митровица (Sremska Mitrovica) на срок расследования. Позднее банкнота была признана подлинной, а уголовное дело прекращено.

Заявитель жаловался на то, что во время содержания под стражей он подвергался жестокому обращению со стороны сокамерников, которые угрожали инсценировать его самоубийство, если он расскажет кому-либо о происходившем. Через несколько дней после начала содержания заявителя под стражей его адвокат заметил изменения в поведении своего подзащитного и потребовал от администрации тюрьмы перевести заявителя в другую камеру. Заявителя перевели, и жестокое обращение прекратилось. В последующем гражданском процессе, инициированном заявителем после его освобождения из тюрьмы, было установлено, что он страдал от посттравматического стресса во время и после содержания под стражей. Заявителю была присуждена компенсация.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

(a) Обязанность властей предотвратить жестокое обращение или нейтрализовать причиненный вред. Отсутствие прямой вовлеченности государственных органов власти в акты насилия, соответствующие уровню тяжести, необходимому для применимости статьи 3 Конвенции, не освобождало власти от их обязательств, предусмотренных данной статьей. Власти были обязаны, по крайней мере, предоставить эффективную защиту лицам, находившимся под их юрисдикцией, в том числе принять необходимые меры для предотвращения жестокого обращения, о котором власти знали или должны были знать.

Принимая во внимание заключения судов Сербии по гражданскому делу, Европейский Суд признал доказанным, что заявитель пострадал от жестокого обращения со стороны сокамерников. По мнению властей государства-ответчика, поскольку заявитель не подал официальной жалобы, от администрации учреждения нельзя было ожидать предоставление ему защиты. Однако Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (далее - ЕКПП) сообщал о насилии между заключенными упомянутой выше тюрьмы и регулярно указывал на эту серьезную проблему как до, так и после событий, касавшихся дела заявителя. ЕКПП отмечал большое количество случаев насилия между заключенными и отсутствие каких-либо действий со стороны учреждения или властей Сербии, направленных на то, чтобы исправить имеющуюся ситуацию или уменьшить количество случаев насилия.

Сотрудники тюрьмы должны были заметить жестокое обращение по отношению к заявителю, но они не отреагировали ни на один из признаков насилия, не обеспечили заявителю безопасные условия, а также не выявили, не предупредили и не отслеживали случаи насилия, применяемого к заявителю.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

(b) Отсутствие расследования. Сторонами не оспаривалось, что не было проведено расследования по жалобам заявителя на жестокое обращение со стороны его сокамерников. Таким образом, Европейский Суд не имел возможности установить, было ли расследование по жалобам заявителя эффективным. Вопрос заключался в том, препятствовало ли отсутствие официального требования заявителя о возбуждении уголовного дела властям провести расследование или освободило ли оно власти от общей обязанности проведения расследования.

Власти Сербии знали или должны были знать о жестоком обращении по отношению к заявителю. Никакие формальные или фактические обстоятельства дела не препятствовали проведению расследования. Законодательство Сербии не содержало положений, которые мешали бы администрации тюрьмы или иным органам отреагировать или возбудить уголовное дело. Напротив, законодательство Сербии предусматривало ясную обязанность всех государственных органов сообщать о преступлениях публичного обвинения, о которых им стало известно.

Неподача заявления о возбуждении уголовного дела не препятствовала прокурору возбудить уголовное дело, а другим органам власти информировать прокурора о подозрениях на жестокое обращение.

Отсутствие прямого участия государственных органов власти в актах насилия, соответствующих уровню тяжести, необходимому для применения статьи 3 Конвенции, не освобождало власти от их обязательств в соответствии с данной статьей Конвенции. Власти Сербии были обязаны, по крайней мере, предоставить эффективную защиту лицам, находившимся под их юрисдикцией, в том числе принять необходимые меры для предотвращения жестокого обращения, о котором власти знали или должны были знать.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 25 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.