ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-07-22 13:32:15

Постановление ЕСПЧ от 11 декабря 2018 года по делу "Бриск (Brisc) против Румынии" (жалоба N 26238/10).

В 2010 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Румынии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отстранение от должности главного прокурора за предоставление им средствам массовой информации сведений о предстоящем расследовании, осуществленное с использованием им служебного положения в личных целях. По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В мае 2009 года Высший совет магистратуры признал заявителя, который в то время был главным прокурором, виновным в двух дисциплинарных правонарушениях: несоблюдении тайны совещания или конфиденциальных документов и в неуважении к коллегам при исполнении своих обязанностей. Отмечалось, что заявитель выпустил пресс-релиз и дал телевизионное интервью, раскрывающее информацию об операции, проведенной на месте преступления, связанной с уголовным расследованием использования служебного положения в личных целях. Эта информация позволила прессе определить судью G.E. как предполагаемого получателя денег. Апелляционная жалоба заявителя на это решение была отклонена, и впоследствии заявитель был отстранен от должности.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Заявитель высказал оспариваемые утверждения для прессы в рамках исполнения своих обязанностей в качестве сотрудника пресс-службы, эту должность он занимал в течение предыдущих пяти лет. В этом качестве его профессиональной обязанностью было предоставление информации прессе о расследованиях, которые привлекли внимание средств массовой информации, таких как рассматриваемый случай, использование служебного положения в личных целях.

Тема пресс-релиза и интервью заявителя привлекли общественный интерес. Действия на месте преступления и расследование преступления, связанного с использованием служебного положения в личных целях, вызвали интерес на местном уровне, и заявитель счел целесообразным информировать прессу о некоторых аспектах расследования. При этом заявитель действовал с осторожностью, воздерживаясь от указания имен причастных лиц. Он не высказывал какую-либо позицию в отношении вины любого из причастных лиц, а просто изложил краткое объективное описание обвинения на его начальной стадии. Его пресс-релиз, подтвержденный прокурором, который расследовал дело, не причинил ущерба надлежащему проведению текущего расследования.

Более того, заявитель не использовал и не цитировал какие-либо документы, защищаемые тайной судебного расследования, и иным образом не раскрывал конфиденциальную информацию, касавшуюся уголовного разбирательства. Когда заявитель выпустил пресс-релиз, информация об операции на месте преступления более не являлась конфиденциальной, поскольку два журналиста, которые присутствовали при этом событии, опубликовали статьи с фотографиями, сделанными на месте инцидента. Следовательно, в показаниях заявителя не было ничего, что позволило бы властям Румынии обвинить его в нарушении тайны уголовного расследования.

Что касается предполагаемого влияния на профессиональную репутацию судьи G.E., Европейский Суд убежден в том, что оспариваемый пресс-релиз или интервью могли бы рассматриваться как воздействие, достигшее необходимого порога серьезности и способное причинить ущерб профессиональной репутации судьи. Национальный совет по аудиовизуальным средствам, который рассмотрел жалобу судьи G.E. на то, каким способом телевизионный канал распространил новости о действиях на месте преступления, пришел к выводу, что репутации судьи не был нанесен ущерб.

Кроме того, признавая пресс-релиз и интервью заявителя дискредитирующими судью G.E., власти государства-ответчика не учли тот факт, что оспариваемые показания исходили не от заявителя, а от третьей стороны. Наконец, отсутствуют доказательства того, что власти Венгрии пытались установить баланс между необходимостью защитить репутацию судьи G.E. и правом заявителя распространять информацию о проблемах, представляющих общественный интерес и касающихся текущего уголовного расследования. Они ограничили свою оценку простым обсуждением ущерба, причиненного репутации судьи, без учета довода заявителя о том, что оспариваемые показания были сделаны третьей стороной, и не учитывая позиции, изложенные в прецедентной практике Европейского Суда.

В заключение стандарты, примененные судами Венгрии, не были совместимы с принципами, закрепленными в статье 10 Конвенции, и ими не были приведены "соответствующие и достаточные" основания. Таким образом, данное вмешательство было несоразмерно с преследуемой целью и не было "необходимо в демократическом обществе".

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято пятью голосами "за" при двух - "против").

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 4 500 евро в качестве компенсации морального вреда и 1 825 евро в качестве компенсации материального ущерба.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.