ЕСПЧ выявил нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-07-22 13:27:17

Постановление ЕСПЧ от 04 декабря 2018 года по делу "Компания "Мадьяр Йети Зрт" (Magyar Jeti Zrt) против Венгрии" (жалоба N 11257/16).

В 2016 году компании-заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Венгрии.

По делу успешно рассмотрена жалоба новостного онлайн-портала на признание его ответственным за распространение порочащих высказываний, нарушающих право политической партии на репутацию, путем размещения гиперссылки на контент. По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Компания-заявительница управляла популярным новостным онлайн-порталом в Венгрии. После инцидента, когда футбольные фанаты, находясь в состоянии алкогольного опьянения, выкрикивая расистские высказывания, угрожали ученикам школы, в которой учились преимущественно румыны, глава местного самоуправления румынского меньшинства дал интервью средствам массовой информации, в котором он обратил особое внимание на проблемы румын. Описывая произошедшие события, глава местного самоуправления заявил, что футбольные болельщики, возможно, являлись членами ультраправой националистической политической партии "Йоббик". Средства массовой информации разместили видео с интервью на канале Youtube. Компания-заявительница опубликовала статью об инциденте на своем сайте, а также разместила гиперссылку на видео с канала YouTube.

Ультраправая националистическая политическая партия "Йоббик" обратилась в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Эта партия утверждала, что, используя термин "Йоббик" для описания футбольных болельщиков и публикуя гиперссылку на видео с канала Youtube, ответчик подверг рискам репутацию партии. Компания-заявительница была признана ответственной за распространение порочащих высказываний, нарушающих право политической партии на репутацию. Ее возражения были отклонены.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. В решениях судов Венгрии указывалось на то, что вмешательство в права компании-заявительницы на свободу выражения мнения было осуществлено с законной целью, а именно для защиты прав других лиц. В то же время отсутствовала необходимость принимать решение о том, являлись ли соответствующие положения законодательства Венгрии предсказуемыми в свете вывода Европейского Суда о необходимости вмешательства.

Дело компании-заявительницы касалось "обязанностей и ответственности" новостного интернет-портала для целей статьи 10 Конвенции в конкретной ситуации, когда информация, размещенная онлайн, содержала гиперссылку, ведущую к контенту, доступному в Интернете, который позднее был признан порочащим репутацию. Принимая во внимание современную роль Интернета в расширении доступа общественности к новостям и информации, сама цель гиперссылок заключается в том, чтобы, перенаправляя пользователей Интернета на другие страницы и интернет-ресурсы, позволить им переходить к материалам, характеризующимся наличием большого количества информации. Гиперссылки способствуют бесперебойной работе Интернета, делая любую информацию доступной посредством связи между различными статьями. Гиперссылки как метод сообщения существенно отличаются от традиционной публикации тем, что, как правило, они просто направляют пользователей к контенту, доступному на других интернет-сайтах. Они не предоставляют аудитории подтверждения информации, на которую ссылаются, и не передают ее содержание, а только привлекают внимание читателей к материалам, размещенным на другом сайте. Еще одна отличительная особенность гиперссылок по сравнению с другими способами распространения информации заключается в том, что лицо, ссылающееся на информацию путем гиперссылки, не осуществляет контроль над контентом сайта, к которому предоставляется доступ по гиперссылке и который может быть изменен в любой момент после создания ссылки, естественно, за исключением ситуации, когда гиперссылка размещена на сайте, принадлежащем тому же лицу. Кроме того, отмечалось, что контент, на который делалась гиперссылка, уже был доступен вследствие размещения первоначальным издателем, что предоставило к нему неограниченный доступ для общественности.

Вопрос о том, может ли размещение гиперссылки, законное с точки зрения статьи 10 Конвенции, повлечь за собой ответственность, требует отдельной оценки в каждом случае с учетом разных обстоятельств дел. В частности, для оценки ответственности компании-заявительницы за публикацию указанной гиперссылки имеют значение следующие факторы:

(i) одобрил ли журналист оспариваемый контент (содержание)?

(ii) Повторил ли журналист оспариваемое содержание (без его одобрения)?

(iii) Поместил ли журналист непосредственно гиперссылку на контент (не одобряя и не повторяя его)?

(iv) Знал ли или должен ли был знать журналист о том, что оспариваемый контент был порочащим или иным образом незаконным?

(v) Действовал ли журналист добросовестно, соблюдал ли он журналистскую этику и проявил ли должную осмотрительность, необходимую при ответственной журналистике?

В рассматриваемой статье упоминалось, что интервью, проведенное с главой местного самоуправления, можно было найти на канале Youtube, и это дало возможность получить к нему доступ через гиперссылку без каких-либо комментариев или повторения, даже частично, самого интервью. О политической партии не упоминалось. Автор не упоминал в статье о том, что утверждения, доступные через гиперссылку, являются правдивыми и достоверными, а также, что он одобряет указанный материал, доступный через гиперссылку, или принимает на себя ответственность за его размещение. Кроме того, гиперссылка не была использована в контексте, который сам по себе имел порочащий характер. Таким образом, можно сделать вывод о том, что оспариваемая статья не означала одобрения спорного контента.

Что касается вопроса о повторении (распространении) контента, то наказание журналиста за содействие распространению утверждений, выраженных другими лицами в ходе интервью, серьезно ограничило бы вклад прессы в обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес, и такое наказание не должно быть предусмотрено, если только для этого не будет приведено особо веских причин.

Нельзя исключать тот факт, что в некоторых конкретных сочетаниях даже простое повторение утверждения, например, в дополнение к гиперссылке может потенциально затрагивать вопрос об ответственности. Это относится к ситуациям, когда журналист действует недобросовестно, с явным нарушением журналистской этики по вопросам, представляющим общественный интерес.

Однако это не относится к делу компании-заявительницы, поскольку в ее статье не повторялось ни одного порочащего утверждения, а публикация действительно была ограничена только размещением гиперссылки.

Что касается того, знали ли журналист и компания-заявительница или должны ли были знать, что гиперссылка предоставляла доступ к порочащему или сомнительному контенту, то данный вопрос должен был быть рассмотрен в режиме реального времени, а не с учетом выводов в прошедшем времени, указанных в решениях судов Венгрии.

В этом случае журналист должен был предположить, что содержание, к которому он предоставил доступ, хотя и может быть противоречивым, останется в рамках допустимой критики политических партий и как таковое не будет незаконным. Хотя заявления политика, в конечном счете, были признаны порочащими, поскольку они подразумевали, без фактического обоснования, что лица, связанные с "Йоббик", совершали действия расистского характера, Европейский Суд отметил, что подобные высказывания не могут рассматриваться как явно незаконные.

Кроме того, соответствующий закон Венгрии, разъясненный компетентными судами государства-ответчика, исключил какую-либо значимую оценку прав на свободу выражения мнения компании-заявительницы в соответствии со статьей 10 Конвенции в ситуации, когда эти ограничения потребовали бы самого тщательного изучения, учитывая дискуссии о вопросе, представляющем общий интерес. Действительно, суды Венгрии указали, что гиперссылка ограничивалась распространением информации и распределением объективной ответственности, действиями, которые фактически исключали любой баланс между конкурирующими правами, то есть правом на репутацию политической партии и правом на свободу выражения мнения компании-заявительницы. Такая объективная ответственность может иметь предсказуемые негативные последствия для потока информации в Интернете, побуждая авторов и создателей контента вообще воздерживаться от гиперссылок на материалы, изменяемый контент которых они не контролируют. Это может прямо или косвенно сказаться на свободе выражения мнения в Интернете.

Признание судами Венгрии объективной ответственности компании-заявительницы не было основано на допустимых и достаточных основаниях. Таким образом, данная мера представляла собой непропорциональное ограничение компании-заявительницы права на свободу выражения мнения.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил компании-заявительнице 597,04 евро в качестве компенсации морального вреда. Она не представила требований о компенсации материального ущерба.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.