ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-06-23 05:35:37

Постановление ЕСПЧ от 27 ноября 2018 года по делу "Попов и другие (Popov and Others) против Российской Федерации" (жалоба N 44560/11).

В 2011 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Российской Федерации.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителей на их выселение после пяти лет незаконного проживания в жилом помещении. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявители, четыре семьи, проживали в жилых помещениях общежития, предоставленных совершеннолетним заявителям их работодателем, Министерством финансов, в 1990-х годах. В 2001 году здание, в котором проживали заявители, было передано Федеральному казначейству. С 2002 по 2005 год, после заключения браков, в жилые помещения переехали совершеннолетние заявительницы. Несовершеннолетние заявители и заявительницы родились и начали проживать в общежитии в 2003 - 2009 годах.

В 2010 году в результате обращения Федерального казначейства в суд последний вынес постановление о выселении совершеннолетних заявительниц, поскольку с их мужьями не заключались договоры найма жилого помещения и, следовательно, их мужья не имели права разрешать проживание в квартире членам своих семей. Постановление о выселении не было исполнено.

В 2012 году в результате отдельного производства суды Российской Федерации установили, что совершеннолетние заявители и их несовершеннолетние дети, хотя и не имели права на заключение договоров найма жилого помещения, не могли быть выселены без предоставления другого жилья.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Принимая во внимание, что взрослые заявительницы проживали в общежитии на протяжении как минимум пяти лет, следовало считать эти жилые помещения их "жилищем" по смыслу статьи 8 Конвенции. Кроме того, хотя постановление о выселении еще не было приведено в исполнение, обязательство освободить помещения являлось вмешательством в право заявительниц на уважение их жилища. Вмешательство было основано на законе и преследовало правомерную цель защиты прав других лиц, проживавших в здании.

В отношении довода властей Российской Федерации о том, что вмешательство было необходимо для защиты прав других лиц, которые получили жилые помещения в общежитии на законных основаниях, Европейский Суд отметил, что данные лица не были достаточным образом идентифицированы для того, чтобы можно было сравнить их личные обстоятельства и ситуацию заявительниц. Таким образом, в настоящем деле был установлен только интерес казначейства в возвращении своей собственности из незаконного владения заявительниц.

Принимая решение о выселении совершеннолетних заявительниц, суды Российской Федерации приняли во внимание, что они занимали жилые помещения незаконно, были зарегистрированы по месту жительства по другому адресу и сохраняли право пользоваться иными жилыми помещениями, а также, наконец, могли самостоятельно решить вопрос о том, с каким из родителей будут проживать их дети. Тот факт, что совершеннолетние заявительницы сделали своим жилищем жилые помещения общежития без законных оснований, имел значение для оценки соразмерности выселения, как и наличие другого жилья. Однако суды Российской Федерации не придали достаточного значения конкретным обстоятельствам дел заявительниц. Согласно материалам дела каждая семья занимала одну комнату, и в случае выселения заявительниц их мужья и дети продолжали бы занимать ту же площадь. Кроме того, при рассмотрении дела в судах государства-ответчика представители казначейства не утверждали, что данные комнаты будут переданы иным лицам или что третьи лица могли быть подселены на площадь, освободившуюся после выселения совершеннолетних заявительниц. Принимая во внимание вышеизложенное, суды Российской Федерации не установили значение каждого из конкурировавших в деле прав и в результате не определили соразмерность вмешательства в право совершеннолетних заявительниц на уважение их жилища. Таким образом, вмешательство не было "необходимо в демократическом обществе".

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции в отношении совершеннолетних заявительниц (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 7 500 евро каждой из заявительниц в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.