ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении второго заявителя.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении вто Сведения: 2019-06-22 08:33:16

Постановление ЕСПЧ от 27 ноября 2018 года по делу "Урат (Urat) против Турции" (жалобы N 53561/09 и 13952/11).

В 2009 и 2011 годах заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Турции.

По делу успешно рассмотрены жалобы заявителей на их увольнение с должности учителей общеобразовательного учреждения в связи с задержанием по подозрению в членстве в запрещенной законом организации, несмотря на то, что уголовное дело в отношении заявителей было прекращено в связи с истечением срока привлечения к уголовной ответственности. По делу не допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении первого заявителя. По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении второго заявителя.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявители, два брата, были задержаны по подозрению в членстве в запрещенной законом организации "Хезболла". Уголовное дело в отношении них было прекращено в связи с истечением пятилетнего срока привлечения к уголовной ответственности. В результате дисциплинарного производства заявители были уволены с должности учителей начальной школы. Впоследствии решения об их увольнении были оставлены в силе административными судами.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 2 статьи 6 Конвенции. (a) Применимость. Защита, предоставляемая презумпцией невиновности, имеет два аспекта: первый, процессуальный, связанный с действиями в ходе производства по уголовному делу, и второй, целью которого является обеспечение действия вывода о невиновности лица в последующих процессах. Вместе с тем не существует общего подхода к определению обстоятельств, при которых второй аспект пункта 2 статьи 6 Конвенции будет нарушен. Многое зависит от характера и контекста процесса, в ходе которого было принято спорное решение. Однако в любом случае формулировки, использованные органом, принимающим решение, имеют ключевое значение для оценки совместимости решения и его мотивировки с требованиями пункта 2 статьи 6 Конвенции.

Против заявителей были одновременно возбуждены уголовное дело и дисциплинарное производство, и решения об их увольнении были приняты, когда уголовное дело в отношении них еще не было прекращено. Хотя оба аспекта пункта 2 статьи 6 Конвенции оставались применимыми в течение всего периода, когда параллельно продолжались уголовное и дисциплинарное производства, учитывая тот факт, что решения административных судов об оставлении в силе решений об увольнении были приняты после решений по уголовным делам в отношении заявителей, второй аспект в их делах был доминирующим.

То, что два вида производств продолжались параллельно, не означает автоматически, что пункт 2 статьи 6 Конвенции применялся в дисциплинарной процедуре, необходимо было установить наличие связи между двумя видами производств, чтобы обосновать распространение принципа презумпции невиновности на дисциплинарное производство. Стороны не оспаривали тот факт, что увольнение заявителей было непосредственно связано с событиями, по факту которых были возбуждены уголовные дела. Те обстоятельства, что дисциплинарные органы и административные суды знакомились с уголовным делом и в значительной степени основывали свои решения на его материалах, были достаточными, чтобы Европейский Суд пришел к выводу о наличии прочной связи между уголовным и дисциплинарным производством.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Пункт 2 статьи 6 Конвенции применим в настоящем деле (принято единогласно).

(b) Существо жалобы. В делах, касающихся дисциплинарного производства, тот факт, что заявитель был признан виновным в дисциплинарном нарушении на основе тех же обстоятельств, что и в предшествующем уголовном разбирательстве, которое не привело к осуждению, автоматически не свидетельствует о нарушении пункта 2 статьи 6 Конвенции. Дисциплинарные органы были уполномочены и имели возможность проводить независимое установление фактов по рассматриваемым ими делам, но элементы составов преступления и дисциплинарного нарушения не были одинаковыми. В этой связи ни целью, ни следствием положений пункта 2 статьи 6 Конвенции не было воспрепятствование органам, наделенным дисциплинарными полномочиями, в назначении наказаний за действия, в которых лицо обвинялось в ходе уголовного производства, если ненадлежащее поведение лица было доказано надлежащим образом. Конвенция не запрещает преследования за одни и те же действия в рамках как уголовного, так и дисциплинарного разбирательств или их одновременного рассмотрения. Даже освобождение от уголовной ответственности как таковое не препятствовало привлечению лица к гражданской или иным формам ответственности на основании тех же фактов в условиях менее строгого стандарта доказывания. Однако при отсутствии обвинительного приговора по уголовному делу, если дисциплинарное решение содержит утверждения о вменении заявителю уголовной ответственности за нарушение, в котором он обвинялся в рамках дисциплинарного производства, это вызывает вопросы с точки зрения пункта 2 статьи 6 Конвенции.

(i) Первый заявитель. В своем спорном решении административный суд начал с краткого изложения фактических и юридических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения первого заявителя. Административный суд отметил, что увольнение первого заявителя с гражданской службы было рекомендовано, поскольку он считался членом организации "Хезболла", признаваемой террористической. При изложении мотивов своего решения административный суд указал, что первый заявитель совершил дисциплинарное нарушение, когда предоставил данной организации сведения о своей личности и посещал встречи и уроки, организованные ею, и что эти действия попадали под понятие "нарушение мира, спокойствия и рабочего порядка учреждения в идеологических и политических целях".

В первой части решения административного суда содержалось только изложение фактических и юридических обстоятельств дела, в нем не было высказано мнения или утверждения о том, что первый заявитель был виновен в таком преступлении, как членство в незаконной организации. Вторая часть, в которой содержалось напоминание о принципе, согласно которому освобождение от уголовной ответственности не исключает вывода о наличии дисциплинарного нарушения, также не вызывала вопросов с точки зрения пункта 2 статьи 6 Конвенции. Европейскому Суду необходимо было определить, можно ли считать, что последнее предложение, в котором административный суд постановил привлечь первого заявителя к дисциплинарной ответственности на основании доказываемых фактов, а именно того, что он предоставил организации сведения о своей личности и посещал организованные последней встречи и уроки, приписывало первому заявителю вину в преступлении. Европейский Суд пришел к выводу, что выражения, использованные в данном утверждении, не могут быть приравнены к выводу об уголовной ответственности за деяния, в которых первый заявитель обвинялся в рамках уголовного дела. Смысл спорного высказывания заключался не в том, что первый заявитель являлся членом террористической организации, в чем он обвинялся в рамках уголовного дела, а лишь в том, что он предоставил данной организации сведения о своей личности и посещал организованные ею встречи и уроки, что было признано административным судом достаточным фактом для привлечения его к дисциплинарной ответственности. По этой причине формулировки, использованные административным судом при обосновании его вывода о дисциплинарной ответственности первого заявителя, не нарушали презумпцию невиновности.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу не было допущено нарушения требований статьи 6 Конвенции в отношении первого заявителя (принято единогласно).

(ii) Второй заявитель. При изложении мотивов своего постановления суд Турции указал, что некоторые материалы уголовного дела подтверждали, что второй заявитель являлся членом террористической организации "Хезболла". По мнению Европейского Суда, данное утверждение само по себе являлось недвусмысленным заявлением об уголовной ответственности второго заявителя и нарушало право последнего на отсутствие сомнений в его невиновности по отношению к обвинению, уголовное дело по которому было прекращено.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции в отношении второго заявителя (принято единогласно).

Европейский Суд шестью голосами "за" при одном - "против" пришел к выводу, что по делу не было допущено нарушения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции, поскольку мотивировка решения суда в деле первого заявителя не была произвольной или явно неразумной и не являлась отказом в правосудии.

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил второму заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.