ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-05-22 13:17:20

Постановление ЕСПЧ от 20 сентября 2018 года по делу "Алиев (Aliyev) против Азербайджана" (жалобы N 68762/14, 71200/14).

В 2014 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Азербайджану.

По делу обжалуется задержание правозащитника, обыск у него в доме и офисе, осуществленные с целью заставить его замолчать, наказать и препятствовать ему в работе. По делу было допущено нарушение требований статьи 18 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В 2014 году заявитель, известный адвокат, правозащитник и гражданский активист из Азербайджана, был задержан и заключен под стражу по обвинению в незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов в крупном размере и в злоупотреблении полномочиями при отягчающих обстоятельствах. Дом заявителя и его офис в неправительственной организации, которую он возглавлял, "Общество правового просвещения", были подвергнуты обыску в связи с предъявленными ему обвинениями, банковский счет заявителя и счет "Общества правового просвещения" были заморожены, а большое количество документов, компьютеры и жесткие диски с информацией были изъяты. В 2015 году заявитель был признан виновным в предъявленном ему обвинении. В 2016 году он был освобожден, а его наказание было снижено до пяти лет лишения свободы условно.

Уголовное дело в отношении заявителя является предметом отдельной жалобы, рассматриваемой Европейским Судом.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Заявитель был задержан и заключен под стражу в отсутствие "разумного подозрения" в том, что он совершил уголовное преступление.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Суды Азербайджана дали санкцию на обыск за день до того, как заявителю было официально предъявлено обвинение, обосновав это только расплывчатой ссылкой на уголовное дело по факту "нарушений законодательства, установленных в действиях ряда неправительственных организаций", без уточнения подробностей предполагаемых преступлений. По-видимому, суды Азербайджана не удостоверились в том, что имело место разумное подозрение в совершении заявителем уголовного преступления либо что в местах проведения обысков могли быть найдены соответствующие доказательства. Кроме того, административные нарушения, предположительно допущенные заявителем при получении и использовании денежных грантов "Обществом правового просвещения", не могли повлечь за собой уголовную ответственность. Следовательно, обыски в доме и офисе заявителя и изъятие имущества заявителя не преследовали цель предотвращения преступления или любую иную из законных целей, указанных в пункте 2 статьи 8 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 18 Конвенции, рассмотренной во взаимосвязи со статьями 5 и 8 Конвенции. Власти Азербайджана действовали исходя из ненадлежащих оснований. Фактической целью обжалуемых мер было заставить заявителя замолчать и наказать его за деятельность в сфере прав человека, а также вынудить заявителя прекратить такую деятельность в будущем. Доказательства этих скрытых целей можно найти в следующих особых обстоятельствах дела.

(i) Заявитель является правозащитником, более точно, адвокатом по правам человека. Он выступал в качестве представителя в большом количестве жалоб, рассмотренных Европейским Судом, и подавал от имени "Общества правового просвещения" коммуникации в Комитет министров Совета Европы материалы относительно исполнения постановлений Европейского Суда.

(ii) Заявителю было предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, состав которого разумно невозможно было усмотреть в имевшихся фактах дела.

(iii) Задержание заявителя сопровождалось обвинениями, высказанными государственными должностными лицами в адрес местных неправительственных организаций и их лидеров, включая заявителя, которых называли "предателями" и "пятой колонной" с целью объявить их деятельность незаконной.

(iv) Обыски в доме и офисе заявителя не преследовали ни одну из законных целей и проводились произвольно. Кроме того, власти не только изъяли документы, касавшиеся деятельности "Общества правового просвещения", но и документы, на которые распространялся принцип конфиденциальности общения клиента с адвокатом, включая материалы, связанные с обращениями в Европейский Суд, в нарушение адвокатской привилегии.

(v) Европейский Суд принял во внимание общий контекст постоянно ужесточающегося и ограничительного по своей природе законодательства, регулирующего деятельность и финансирование в Азербайджане неправительственных организаций, которое в настоящем деле привело к предъявлению обвинения участнику неправительственной организации в связи с невыполнением в своей работе установленных законом формальностей административного характера. Хотя государства могли иметь законные основания контролировать финансовые операции в соответствии с международным законодательством в целях предотвращения отмывания денежных средств и совершения финансовых преступлений, возможность для организации получать и использовать денежные фонды, чтобы иметь возможность продвигать и защищать свое дело, являлась неотъемлемой частью права на свободу объединений.

(vi) Европейский Суд также отметил воздействие обжалуемых мер на право заявителя на свободу объединений. Вследствие de facto криминализации действий заявителя и мер, принятых против него в этом контексте, заявителю препятствовали осуществлять деятельность "Общества правового просвещения" каким-либо значимым образом. Более того, указанные меры оказывали сдерживающий эффект на гражданское общество в целом, поскольку граждане часто действовали совместно с неправительственными организациями и, опасаясь уголовного преследования, в итоге могли отказаться от своей работы по защите прав человека.

(vii) Несколько известных правозащитников, которые сотрудничали с международными организациями по защите прав человека, включая Совет Европы, также были задержаны, и им было предъявлены обвинения в тяжких уголовных преступлениях, которые влекли серьезные наказания, связанные с лишением свободы. Эти факты подтверждали, что принятые в отношении заявителя меры являлись частью большей кампании, направленной на то, чтобы "расправиться с правозащитниками в Азербайджане, которая усилилась летом 2014 года".

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 18 Конвенции, рассмотренной во взаимосвязи со статьями 5 и 8 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 46 Конвенции. Аналогичные нарушения были установлены в четырех жалобах, поданных против Азербайджана. События, рассмотренные во всех делах, включая настоящую жалобу, не могли считаться отдельными инцидентами, а демонстрировали внушающую тревогу сложившуюся схему произвольных задержаний и содержания под стражей лиц, критиковавших власти, гражданских активистов и правозащитников, с помощью карательного привлечения к ответственности и злоупотребления уголовным законом в нарушение принципа верховенства права. Действия государства, следовавшего указанной схеме, могут служить основанием для повторных обращений в Европейский Суд, что подтверждается рядом жалоб, затрагивающих аналогичные вопросы, которые либо официально коммуницированы властям Азербайджана, либо рассматриваются в настоящее время Европейским Судом.

Учитывая особую группу лиц, на которую распространяется влияние данной схемы в нарушение статьи 18 Конвенции, необходимые меры общего характера, которые должны были принять власти Азербайджана, нужно было сосредоточить в первую очередь на защите лиц, критикующих власти, гражданских активистов и правозащитников, от произвольного задержания и содержания под стражей и на обеспечении устранения карательного уголовного преследования и злоупотребления уголовным законом в отношении указанной группы лиц и предотвращения подобной практики в будущем.

Что касается мер индивидуального характера, которые необходимо было принять для достижения restitutio in integrum, Комитет министров Совета Европы, который находится в лучшем положении по сравнению с Европейским Судом, для оценки особых мер должен контролировать на основании информации от властей Азербайджана и с надлежащим учетом развития ситуации заявителя применение таких мер, которые были бы осуществимы на практике, своевременными, надлежащими и достаточными для обеспечения максимально возможного возмещения в связи с нарушениями Конвенции, установленными Европейским Судом.

Restitutio in integrum (лат.) - восстановление в прежних правах.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Европейский Суд также установил единогласно нарушение и отсутствие нарушения статьи 3 Конвенции в связи с содержанием заявителя под стражей в два соответствующих периода, отсутствие нарушения статьи 3 Конвенции в отношении оказания заявителю медицинской помощи в период его содержания под стражей и нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции из-за отсутствия эффективного судебного рассмотрения законности постановлений о содержании под стражей.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.