ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-05-22 13:11:45

Постановление ЕСПЧ от 20 сентября 2018 года по делу "Слоская и Рыбицкая (Sloska and Rybicka) против Польши" (жалобы N 30491/17 и 31083/17).

В 2017 году заявительницам была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Польше.

По делу обжалуются жалобы заявительниц на проведение эксгумации в рамках уголовного дела без их согласия как членов семей умерших. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

10 апреля 2010 г. разбился самолет Военно-воздушных сил Польши, на борту которого находилась польская государственная делегация, включая Президента Польши и ряд высокопоставленных должностных лиц, при этом погибли все 96 человек, находившихся в самолете. Заявительницы являются вдовами двоих человек, погибших в этой авиакатастрофе.

В 2016 году прокурор Генеральной прокуратуры Польши решил назначить группу из международных и судебно-медицинских экспертов, чтобы провести вскрытие 83 жертв крушения (тела еще девяти жертв уже были эксгумированы, а тела четырех кремированы). Данный прокурор также постановил, что тела будут эксгумированы в дни, определяемые отдельным постановлением. Заявительницы возражали против эксгумации тел их мужей и подали промежуточные жалобы на решение прокурора. Варшавский окружной суд постановил, что, поскольку статья 210 Уголовно-процессуального кодекса Польши не содержала требования о судебном рассмотрении решения прокурора о проведении эксгумации тела согласно указанной статье кодекса, она противоречила Конституции и конвенционным требованиям, и передал дело в Конституционный суд Польши. Производство по основному делу было приостановлено до вынесения решения Конституционным судом. Попытка заявительниц получить судебный запрет через гражданский суд была безуспешной.

Эксгумация была осуществлена в 2018 году.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 35 Конвенции (исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты). Европейский Суд отклонил предварительное возражение властей Польши о неисчерпании заявительницами внутригосударственных средств правовой защиты. Передача правового вопроса на рассмотрение Конституционного суда приостановила только разрешение промежуточной жалобы заявительниц Варшавским окружным судом, а эксгумация была проведена независимо от производства по жалобам заявительниц.

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. (a) Применимость права на уважение частной и семейной жизни. Европейский Суд еще не рассматривал отдельно жалоб на применимость статьи 8 Конвенции к случаям эксгумации против воли членов семьи покойного в рамках уголовного дела. Не оспаривалось, что статья 8 Конвенции была применима к делу. Вопрос заключался в том, должно ли право на уважение памяти умершего родственника, которое признано законодательством Польши, считаться частью семейной жизни. Хотя осуществление гарантированных статьей 8 Конвенции прав о частной и семейной жизни относилось в основном к отношениям между живыми людьми, Европейский Суд ранее устанавливал, что определенные моменты, касавшиеся способа, которым обращались с телом погибшего, а также возможности посетить похороны и почтить память умершего лица на могиле, относились к сфере действия права на уважение частной и семейной жизни. Принимая во внимание свою прецедентную практику, Европейский Суд постановил, что обстоятельства дела относились к сфере действия права на уважение частной и семейной жизни.

(b) Существо жалобы. Эксгумация тел мужей заявительниц являлась вмешательством в их право на уважение частной и семейной жизни. Обжалуемое вмешательство было основано на внутригосударственном законодательстве, а именно на статье 210 Уголовно-процессуального кодекса Польши.

Что касается качества закона, власти Польши должны были установить надлежащий баланс между требованиями эффективного расследования, предусмотренными статьей 2 Конвенции, и защитой права на уважение частной и семейной жизни сторон по делу и других заинтересованных лиц. Вместе с тем могут иметь место обстоятельства, при которых эксгумация может быть оправдана, даже несмотря на то, что члены семьи возражают против этого. Хотя в настоящем деле расследование касалось события исключительной тяжести, которое повлияло на функционирование всего государства, Европейский Суд учитывает важность заинтересованности заявительниц в том, чтобы с телами их мужей обращались бы с уважением.

Прокурор вынес постановление об эксгумации тел мужей заявительниц. Вынося это постановление, прокурор не должен был согласно Уголовно-процессуальному кодексу оценивать, можно ли было достичь поставленных следствием целей менее ограничительными мерами, или оценить возможные последствия обжалуемой меры для частной и семейной жизни заявительниц. Кроме того, решение прокурора не подлежало обжалованию в уголовном суде или иной проверке со стороны какого-либо иного независимого органа государственной власти.

Заявительницы пытались получить судебный запрет в гражданском суде, чтобы предотвратить эксгумацию. Однако гражданский суд отклонил их ходатайства, установив, что прокурор выполнял свои обязанности в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса. Гражданские суды не оценили необходимость обжалуемой меры и не сопоставили вмешательство, вытекающее из решения прокурора, с интересами заявительниц, гарантированными статьей 8 Конвенции.

Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд пришел к выводу о том, что законодательство Польши не содержало достаточных гарантий против произвола применительно к постановлению прокурора о проведении эксгумации. Законодательство Польши не предусматривало механизма рассмотрения пропорциональности ограничений гарантированных статьей 8 Конвенции прав соответствующих лиц, вытекающих из решений прокурора. Таким образом, заявительницы были лишены минимальной защиты, на которую они имели право.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждой из заявительниц по 16 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.