ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3, пунктов 1, 3 статьи 5, пункта 1 статьи 6, статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 3, пунктов 1, 3 статьи 5, пункта 1 статьи 6, статьи 11 Конвенции о з Сведения: 2019-05-21 13:34:21

Постановление ЕСПЧ от 20 сентября 2018 года по делу "Мушег Сагателян (Mushegh Saghatelyan) против Армении" (жалоба N 23086/08).

В 2008 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Армении.

По делу обжалуется жалоба заявителя на уголовное преследование и вынесение обвинительного приговора в отношении него как общественного активиста после разгона мирного собрания. По делу допущено нарушение требований статьи 3, пунктов 1, 3 статьи 5, пункта 1 статьи 6, статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

После объявления предварительных результатов президентских выборов 2008 года основной кандидат от оппозиции призвал своих сторонников собраться на Площади свободы в центре г. Еревана, чтобы протестовать против предполагаемых нарушений, допущенных в ходе выборов. С 20 февраля 2008 г. ежедневно проводились митинги, иногда на них присутствовали десятки тысяч человек. Несколько сотен демонстрантов оставались на месте круглосуточно, устроив на площади палаточный лагерь. Заявитель являлся активным участником митингов. Рано утром 1 марта 2008 г. приехали примерно 800 тяжело вооруженных сотрудников органов внутренних дел и разогнали демонстрацию. Заявитель ушел с Площади свободы и вскоре после этого был задержан. Позже его осудили за два эпизода "нападения на сотрудника органов внутренних дел" и за незаконное владение холодным оружием.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. Непризнаваемое содержание лица под стражей являлось полным отрицанием основополагающих гарантий статьи 5 Конвенции и свидетельствовало об особо серьезном нарушении указанного конвенционного положения.

Заявителя доставили в отдел внутренних дел 1 марта 2008 г., примерно в 6.30. Однако согласно записям о задержании заявитель был задержан 1 марта 2008 г., в 22.30. Заявителя доставили в отдел внутренних дел принудительно, и ничто не заставляет предположить, что в любой момент он мог уйти. На протяжении всего этого срока или его части заявителя содержали в камере. Следовательно, отсутствуют причины сомневаться в том, что 1 марта 2008 г., с 6.30 до 22.30, заявитель был лишен свободы по смыслу пункта 1 статьи 5 Конвенции. Вопрос заключался в том, соответствовало ли это лишение свободы требованию "законности", предусмотренному пунктом 1 статьи 5 Конвенции.

Согласно утверждению властей Армении 1 марта 2008 г. до 22.30 заявитель формально не являлся ни "задержанным", ни "подозреваемым" по смыслу законодательства Армении, а имел статус "доставленного лица" и, очевидно, прошел предшествующую задержанию процедуру, называемую "доставление лица". Ни одна из статей Уголовно-процессуального кодекса Армении не содержала норм, касавшихся предполагаемого статуса "доставленного лица". Концепция "доставленного лица", по-видимому, впервые была разработана Кассационным судом в определении от 2009 года. До этого времени ничто не заставляло предполагать, что суды Армении толковали соответствующие положения Уголовно-процессуального кодекса таким образом, чтобы обосновать предшествующую задержанию процедуру, называемую "доставление лица". Также особые обстоятельства дела заявителя не позволяли предположить, что лишение заявителя свободы до 22.30 осуществлялось в соответствии с указанной процедурой. В частности, единственным документом, в котором упоминалось, что заявитель был "доставлен" в отдел внутренних дел, являлся написанный от руки рапорт, озаглавленный "Протокол доставления лица", который не был предусмотрен ни одним из положений законодательства Армении.

Статус заявителя был узаконен только спустя 16 часов после его принудительного доставления в отдел внутренних дел. На протяжении этого срока заявитель не имел никакого точного представления о соблюдении принципа его личной неприкосновенности и безопасности и был лишен всех прав, предоставляемых задержанному Уголовно-процессуальным кодексом, включая право на адвоката и на уведомление членов семьи о задержании. Первые 16 часов ограничения свободы заявителя официально так и остались непризнанными.

Кроме того, заявитель находился в отделе внутренних дел под стражей почти 84 часа, прежде чем его доставили к судье. Данный срок превышал предельно допустимый установленный законом для такого нахождения под стражей срок в 72 часа. Такое длительное задержание без судебного решения в течение срока, превышающего допустимые законом 72 часа, не соответствовало требованиям законодательства Армении.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 11 Конвенции. (a) Имело ли место вмешательство в осуществление права на свободу мирных собраний. Статья 11 Конвенции защищала только право на "мирное собрание", понятие, которое не включало в себя демонстрацию, организаторы и участники которой имели намерения, связанные с применением насилия. Отсутствовали какие-либо доказательства того, что демонстрации на Площади свободы, которые проводились начиная с 20 февраля 2008 г., были связаны с подстрекательством к насилию или что имели место акты насилия до разгона демонстрантов силами безопасности рано утром 1 марта 2008 г. Утверждения властей Армении о том, что демонстранты планировали вооружиться, чтобы подстрекать других граждан к массовым беспорядкам, являлись необоснованными. Не было представлено доказательств, которые позволяли бы предположить, что во время действий сотрудников органов внутренних дел на площади демонстрантами были бы использованы какое-либо огнестрельное или холодное оружие или взрывчатые вещества.

Следовательно, имело место вмешательство в право заявителя на свободу мирных собраний в связи как с разгоном демонстрации, так и с последовавшими задержанием заявителя, предъявлением ему обвинения и его осуждением.

(b) Было ли вмешательство обоснованным. Власти Армении разрешили проводить демонстрации и не делали никаких попыток разогнать их на протяжении девяти дней. Официальное объяснение действий сотрудников органов внутренних дел 1 марта 2008 г., проверка информации о распространении оружия среди протестующих, не являлось достаточно убедительным, и у Европейского Суда не было оснований сомневаться в том, что целью действий сотрудников органов внутренних дел было разогнать палаточный лагерь и лиц, находившихся на Площади свободы, и предотвратить дальнейшее проведение собрания.

Целью демонстрации было не препятствовать законной деятельности других лиц, а обсуждение и создание платформы для выражения мнений по публично значимому вопросу, представлявшему важный политический интерес, который прямо был связан с функционированием демократии в государстве и серьезно обсуждался значительной частью общества Армении. Соответственно, в настоящем деле должна была быть продемонстрирована большая степень толерантности, чем была проявлена властями Армении.

Действия сотрудников органов внутренних дел, по-видимому, так и не стали предметом независимого и беспристрастного расследования. Разгон демонстрации на Площади свободы без достаточных оснований и без предупреждения, с необоснованным и чрезмерным применением силы являлся непропорциональной мерой, которая выходила за рамки того, что можно было бы ожидать от властей при ограничении свободы собраний.

Факты, на основании которых заявителю было предъявлено обвинение, не были подтверждены какими-либо доказательствами, обвинения были сформулированы в крайне общих выражениях, без указания подробностей предположительно совершенных деяний. Представляется, что заявитель подвергся уголовному преследованию и был осужден только за то, что просто активно участвовал в собрании на Площади свободы и, возможно, организовывал его.

Заявителю было предъявлено обвинение, и он содержался под стражей как минимум пять месяцев, пока основная часть обвинений против него не была снята главным образом из-за отсутствия доказательств. Практически в то же самое время появились новые доказательства и обвинения, и заявителя обвинили в нападении на сотрудников органов внутренних дел и в незаконном владении холодным оружием. Заявитель утверждал, что все эти обвинения были надуманными и сфальсифицированными, чтобы любой ценой осудить его за участие в деятельности оппозиции. Данные утверждения не кажутся необоснованными. Порядок проведения первоначального разбирательства по уголовному делу в отношении заявителя и тот факт, что, как уже указано выше, заявитель был обвинен и заключен под стражу почти на пять месяцев только за то, что он активно участвовал в демонстрациях, сами по себе вызывали вопросы относительно мотивов привлечения заявителя к ответственности. Было неясно, почему заявителю так долго не предъявлялось обвинение, если нож действительно был найден у него в первый же день задержания.

Судебные решения по делу заявителя являлись переписанным обвинительным заключением, которое, в свою очередь, главным образом было основано на показаниях соответствующих сотрудников органов внутренних дел. Суды Армении не провели подробное и объективное рассмотрение фактов по предъявленному обвинению и не продемонстрировали усердие и тщательность, которые, учитывая особые обстоятельства дела и общий контекст событий, требовались от властей для обеспечения эффективного использования права на свободу мирных собраний, гарантированного статьей 11 Конвенции. При таких обстоятельствах нельзя сказать, что приведенные властями Армении причины для оправдания вмешательства были бы действительно "относящимися к делу и достаточными", что лишило заявителя процессуальной защиты, предоставленной ему его правами, предусмотренными статьей 11 Конвенции.

Даже если предположить, что разгон собрания и обвинение заявителя, его содержание под стражей и осуждение соответствовали требованиям законодательства Армении и преследовали одну из законных целей, указанных в пункте 2 статьи 11 Конвенции, предположительно предотвращение беспорядков и преступлений, рассматриваемые меры не являлись необходимыми в демократическом обществе. Кроме того, разгон демонстрации и осуждение заявителя не могли не лишить заявителя желания участвовать в политических акциях. Без сомнения, данные меры также потенциально могли сдерживать других сторонников оппозиции и общественность в целом от намерений посещать демонстрации и в более общем смысле от участия в открытых политических дебатах.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 11 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также единогласно установил нарушение статьи 3 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах, решив, что власти Армении не выполнили свою обязанность нести бремя доказывания и не представили удовлетворительных и убедительных объяснений травм заявителя, а также признав, что не было проведено официального расследования по жалобам заявителя на жестокое обращение. Европейский Суд также постановил, что суды Армении не привели относящихся к делу и достаточных оснований для содержания заявителя под стражей в нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции. В заключение Европейский Суд установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, признав, что суды Армении безоговорочно поддержали версию событий в изложении сотрудников органов внутренних дел, не оценили надлежащим образом доводы заявителя и отказались допросить свидетелей стороны защиты.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 15 600 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.