ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-22 06:18:37

Постановление ЕСПЧ от 26 июня 2018 года по делу "Промышленно-финансовый консорциум "Инвестиционно-металлургический союз" (Industrial Financial Consortium Investment Metallurgical Union) против Украины" (жалоба N 10640/05).

В 2005 году компании-заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Украине.

По делу успешно рассмотрена жалоба на аннулирование вступивших в законную силу судебных решений о приватизации государственного предприятия после публичных заявлений президента и премьер-министра. По делу было допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В 2004 году компания-заявительница, украинское совместное предприятие, была основана частными компаниями, принадлежащими или контролируемыми одним из лидеров находящейся тогда у власти партии и зятем действовавшего тогда Президента Украины Л.Д. Кучмы. В тот же год государство продало металлургический комбинат ОАО "Криворожсталь" (далее - "Криворожсталь"), одно из крупнейших в мире сталеплавильных предприятий, компании-заявительнице. Законность продажи была обжалована в рамках нескольких судебных процессов в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. В конце 2004 года производство в судах общей юрисдикции было завершено, и суды трех инстанции признали продажу комбината законной. Производство в арбитражных судах завершилось тем, что Высший Арбитражный суд Украины также вынес решение в пользу компании-заявительницы, которое не было обжаловано.

Законность и прозрачность сделки по продаже "Криворожстали" также были поставлены под сомнение политической оппозицией в ходе президентских выборов 2004 года. После серии протестов, которые начались сразу после повторного голосования, событий, получивших широкую известность как "оранжевая революция", вновь избранный Президент Украины В.А. Ющенко и премьер-министр Ю.В. Тимошенко сделали публичное заявление о том, что приватизация "Криворожстали" являлась незаконной и что предприятие будет возвращено государству и впоследствии вновь продано.

В 2005 году вступившие в силу решения судов общей юрисдикции были отменены по надзорной жалобе частного лица, который не участвовал в основном разбирательстве. Дело было направлено на новое рассмотрение, и в результате производство по нему было прекращено без вынесения решения по существу вопроса. Решения, принятые арбитражными судами, были отменены по представлению генерального прокурора Украины, действовавшего от имени государства. Производство по делу было возобновлено и завершилось вынесением решения, в котором рассматриваемая приватизация комбината была признана незаконной. Контроль за "Криворожсталью" был возвращен государству, которое признало контракт с компанией-заявительницей недействительным, вернуло выплаченные по контракту деньги и продало "Криворожсталь" немецкому представительству компании "Миттал Стил ГмбХ" (Mittal Steel GmbH) по итогам нового конкурса и за более высокую, чем в первый раз, цену.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Производство в судах общей юрисдикции. Производство в судах общей юрисдикции завершилось вынесением окончательного решения Верховным судом Украины и впоследствии было возобновлено по надзорной жалобе частного лица, который не участвовал в основном разбирательстве и, следовательно, согласно действовавшему на тот момент на Украине законодательству не имел права на подачу указанной жалобы. Жалоба представляла собой "мнимую жалобу", а не "осознанное действие по исправлению недостатков правосудия" и была основана в основном на доводе, который уже был рассмотрен в ходе основного разбирательства и отклонен. В деле отсутствовали "существенные и непреодолимые обстоятельства", оправдывающие вмешательство в окончательное и обязательное к исполнению решение суда, вынесенное в пользу компании-заявительницы.

(b) Производство в арбитражных судах. Решение Высшего Арбитражного суда Украины не было обжаловано в течение установленного законом месячного срока, поэтому решения арбитражных судов прибрели свойство res judicata. Однако по представлению генерального прокурора Украины, поданному более чем через два месяца после истечения указанного срока, судебные решения, о которых идет речь в деле, были отменены. Производство по делу было возобновлено с задержкой в четыре месяца, что значительно меньше, чем задержки, рассмотренные в деле "Пономарев против Украины" (Ponomaryov v. Ukraine) (Постановление Европейского Суда от 3 апреля 2008 г., жалоба N 3236/03) и в деле "Устименко против Украины" (Ustimenko v. Ukraine) (Постановление Европейского Суда от 29 октября 2015 г., жалоба N 32053/13). Вместе с тем это не означало, что в целях пункта 1 статьи 6 Конвенции Верховный суд Украины пользовался неограниченными пределами усмотрения для рассмотрения вопроса о том, возобновлять ли производство по поданному с нарушением срока представлению генерального прокурора Украины.

Res judicata (лат.) - обязательное к исполнению, наличие по конкретному вопросу уже вступившего в законную силу судебного решения.

Во-первых, Генеральная прокуратура Украины была уведомлена о первоначальном разбирательстве по делу в начале июля 2004 года, но никто из ее представителей не присутствовал на слушаниях, несмотря на соответствующее постановление арбитражного суда в этом отношении. Во-вторых, представители различных органов государственной власти, которые принимали участие в производстве по делу, не обжаловали решение Высшего Арбитражного суда Украины. В своем представлении генеральный прокурор Украины не утверждал, что указанные представители не имели бы возможности защищать государственные интересы или что между органами государственной власти существовали проблемы в сфере передачи информации, которые привели бы к тому, что итог рассмотрения дела не был бы известен заинтересованным участникам процесса. В-третьих, не было приведено каких-либо объяснений тому, почему представление было подано более чем через месяц после того, как генерального прокурора Украины предположительно уведомили о данном решении. Власти государства-ответчика не утверждали, что Высший Арбитражный суд Украины не рассмотрел вышеуказанные важные аспекты. Более того, в представлении не содержалось информации, которая бы демонстрировала, что нижестоящие суды допустили судебную ошибку такого рода, которая привела к неправильному отправлению правосудия или к существенным недостаткам при производстве судебного разбирательства.

В заключение, заявления президента и премьер-министра государства-ответчика относительно приватизации "Криворожстали" и последующее необоснованное решение Высшего Арбитражного суда Украины о пересмотре дела объективно поставили под сомнение независимость и беспристрастность внутригосударственных арбитражных судов.

В итоге отмена судебных решений нарушила принцип правовой определенности и обжалуемое судебное разбирательство, рассмотренное в целом и с учетом заявлений президента и премьер-министра, не отвечало требованиям справедливости по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.

По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Даже при том, что обжалуемая отмена решений внутригосударственных судов не привела напрямую к изменению праву компании-заявительницы на владение (или действительное владение) акциями "Криворожстали", она небезосновательно являлась вмешательством в право компании-заявительницы на указанные активы путем создания ситуации правовой неопределенности. В любом случае, в отличие от заявителей по делам "Агротехсервис против Украины" (Agrotehservis v. Ukraine) (Постановление Европейского Суда от 5 июля 2005 г., жалоба N 6208/00), "Иванова против Украины" (Ivanova v. Ukraine) (Постановление Европейского Суда от 13 сентября 2005 г. жалоба N 74104/01) и "Тимотиевич против Украины" (Timotiyevich v. Ukraine) (Постановление Европейского Суда от 8 ноября 2005 г., жалоба N 63158/00), компании-заявительнице была выплачена компенсация за утраченные активы. Хотя она утверждала, что сумма компенсации не покрывала сумму причиненного компании ущерба, не было представлено каких-либо доказательств в подтверждение этого довода.

Более того, не каждое процессуальное нарушение при рассмотрении дела судом будет означать вмешательство в право на уважение собственности в нарушение "принципа законности". В отличие от нескольких исключительных случаев, в которых Европейский Суд устанавливал нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с "явным вмешательством" органов государственной власти самого высокого уровня в судебное разбирательство, настоящее дело не было связано с подобного рода вмешательством (см. для сравнения Решение Европейского Суда по делу "Компания "Совтрансавто холдинг" против Украины" (Sovtransavto Holding v. Ukraine) от 27 сентября 2001 г., жалоба N 48553/99, и Постановление Европейского Суда по делу "Агрокомплекс против Украины" (Agrokompleks v. Ukraine) от 6 октября 2011 г., жалоба N 23465/03). Кроме того, не было приведено каких-либо оснований для вывода о том, что обжалуемому производству по делу был нанесен такой ущерб, что исход разбирательства больше не мог быть принять сторонами или что вынесенные арбитражными судами решения противоречили бы "принципу законности". Компания-заявительница не продемонстрировала, что ей было отказано в возможности эффективно защищать свои имущественные права в ходе повторного разбирательства по делу в арбитражных судах. Компания-заявительница не оспаривала довод властей государства-ответчика о том, что обжалуемое вмешательство проводилось в общественных интересах, а также она не доказала, что вмешательство осуществлялось с целью возложения чрезмерного индивидуального бремени на участников спора.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу не было допущено нарушения требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

Требования в отношении компенсации материального ущерба были отклонены.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.