ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-22 06:07:15

Постановление ЕСПЧ от 19 июня 2018 года по делу "Кула (Kula) против Турции" (жалоба N 20233/06).

В 2006 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на недостатки в рассмотрении судом вопроса о наказании, примененном к научному сотруднику после его несанкционированного участия в телевизионной программе. По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель являлся профессором, специалистом по немецкому языку. Он преподавал немецкий язык в провинциальном университете. Заявителя пригласили выступить в телевизионной программе, снимавшейся в г. Стамбуле, и уведомили руководство заявителя об этом. Однако руководитель кафедры, где работал заявитель, выразил сомнения относительно связи между специальностью заявителя и предметом телевизионной программы: "Культурная структура Европейского союза и традиционная структура Турции - сравнение личностей и моделей поведения - вероятные проблемы и предлагаемые решения", вследствие чего декан факультета посчитал, что участие заявителя в программе являлось неуместным. Получив уведомление об этом решении, заявитель, тем не менее, принял участие в указанной телевизионной программе. Через две недели, сразу после коллоквиума в г. Стамбуле, на котором ему разрешили присутствовать, заявитель еще раз принял участие в той же программе, на этот раз без предварительного уведомления своего руководства в университете.

Заместитель ректора университета вынес заявителю выговор вследствие его действий. Дисциплинарная комиссия отметила, что, даже если речь шла о профессоре в области научных исследований, участие в телевизионных программах такого рода должно было в какой-то степени контролироваться. Дисциплинарное нарушение, использованное в качестве формального основания для применения к заявителю административного взыскания (выговор), представляло собой нарушение установленного законом запрета покидать "город проживания" без разрешения руководства.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. (a) Наличие вмешательства в свободу выражения мнения. Вся совокупность факторов убедила Европейский Суд в том, что, помимо формальных оснований, действительной причиной применения к заявителю наказания было его несанкционированное участие в телевизионной передаче, о которой идет речь в деле. Ни заявитель, ни руководство университета ни разу не рассматривали инцидент с точки зрения того, что заявитель "покинул" город своего проживания.

Следовательно, основным вопросом в настоящем деле является использование заявителем права на свободу выражения мнения как научного сотрудника. Данный вопрос, несомненно, касался свободы заявителя как ученого, которая распространялась на свободу выражения мнения и свободу действий, свободу передачи информации и свободу "проводить исследования и распространять знания и истину без ограничений". Примененное наказание, каким бы незначительным оно ни было, могло повлиять на осуществление заявителем своей свободы выражения мнения и даже вынудить заявителя ограничить свое пользование этой свободой.

(b) Оправдание вмешательства. По причинам, изложенным ниже, Европейский Суд признал, что, хотя вмешательство было предусмотрено законом, оно не сопровождалось необходимыми гарантиями, чтобы считаться "необходимым в демократическом обществе", что позволило Европейскому Суду не рассматривать вопрос о том, преследовало ли вмешательство законную цель.

Настоящее дело касалось как ex post facto применения дисциплинарного взыскания (за несанкционированное участие в телевизионной программе за пределами города проживания заявителя), так и предыдущего запрета (отказ в просьбе о разрешении участвовать в первой телевизионной программе).

Ex post facto (лат.) - после свершившегося факта, действие (закона) с обратной силой.

Ни в одном из случаев так и не было объяснено, почему участие заявителя в телевизионной программе было неуместно.

Во время представления просьбы о разрешении участвовать в первой телевизионной программе декан факультета не объяснил причин своего отказа, а в последующем письме в ответ на просьбу заявителя представить объяснения декан просто сослался на опасения руководителя кафедры переводов относительно степени осведомленности о предмете программы.

Когда было применено дисциплинарное наказание, единственным объяснением была общая ссылка на соответствующие правовые нормы (относительно несанкционированного отъезда заявителя из города проживания) без дополнительной информации о действительных основаниях наказания.

В своих решениях руководство университета ни разу не отметило, например, что несанкционированный отъезд заявителя нарушил бы работу факультетов (подразделений) государственного университета или что заявитель пренебрег бы своими обязанностями, чтобы поучаствовать в телевизионной программе, либо что, принимая участие в телевизионной программе, заявитель сделал или сказал что-либо, причинившее ущерб репутации университета.

Кроме того, последующие судебные решения не имели "относящихся к делу и достаточных оснований" для установления того, было ли применение наказания к заявителю необходимым в обстоятельствах дела для достижения постановленной цели, даже при том, что заявитель в подтверждение своих жалоб прямо ссылался на свою академическую свободу.

Административный суд и Верховный административный суд (который оставил решение суда первой инстанции без изменения) должны были бы осуществить, как фактически они могли бы сделать согласно внутригосударственным нормам о процедуре, применимой к административным жалобам, более широкую оценку, чем ограничиться лишь формальным рассмотрением законности действий сторон в соответствии с дисциплинарными нормами, на которые сослалось руководство университета.

В настоящем деле в вынесенных судебных решениях не было продемонстрировано, как внутригосударственные суды выполнили свою задачу по уравновешиванию, с одной стороны, конкурирующих интересов и, с другой стороны, по предотвращению ultra vires действий руководства университета. Аналогичные недостатки также мешали Европейскому Суду эффективно провести свою собственную тщательную проверку.

Ultra vires (лат.) - вне сферы компетенции, с превышением правомочий.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.