ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-21 07:05:08

Постановление ЕСПЧ от 28 июня 2018 года по делу "Чохонелидзе (Tchokhonelidze) против Грузии" (жалоба N 31536/07).

В 2007 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Грузии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на недостаток судебного контроля за рассмотрением вопроса о защите прав заявителя, утверждавшего о провокации со стороны правоохранительных органов. По делу было допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Сотрудник правоохранительных органов, действовавший "под прикрытием", предупредил Департамент конституционной безопасности Министерства внутренних дел Грузии о том, что заявитель, который в рассматриваемое время являлся заместителем главы местной исполнительной власти, потребовал от него взятку в размере 30 000 долларов США в обмен на содействие в получении разрешения на строительство. На основании санкции суда дальнейшие встречи агента "под прикрытием" с заявителем записывались на пленку, а его телефонные разговоры прослушивались. После передачи суммы взятки в помеченных банкнотах заявителя задержали. Впоследствии ему было предъявлено обвинение в вымогательстве взятки в крупном размере. Его жалобы на провокацию суды Грузии не рассматривали.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Во-первых, Европейский Суд должен был рассмотреть вопрос о том, ограничился ли Департамент конституционной безопасности Министерства внутренних дел Грузии "расследованием уголовной деятельности пассивным способом", и, во-вторых, если результаты этой проверки были неопределенными, оценить процедуру, в рамках которой внутригосударственные суды рассматривали жалобу на провокацию со стороны правоохранительных органов (процессуальная проверка).

В деле отсутствуют какие-либо доказательства того, что до рассматриваемого случая заявитель совершал преступления, связанные с коррупцией. Нижеприведенные факты ставили под сомнение законность операции, проведенной сотрудниками правоохранительных органов против заявителя. Агент "под прикрытием" являлся обычным информатором Департамента конституционной безопасности Министерства внутренних дел в ряде иных уголовных дел, и когда он связался с заявителем, то он уже действовал по указаниям этого департамента. Однако не агент предложил взятку, скорее, наоборот, заявитель первым потребовал выплаты денег. При таких обстоятельствах нельзя определить с достаточной степенью точности, что агент сыграл активную и решающую роль в создании ситуации, которая способствовала совершению рассматриваемого коррупционного преступления. Проверка по существу этого вопроса не дала точных результатов.

Что касается процессуальной проверки, законодательство предусматривало возможность исключения из дела доказательств, полученных в результате рассматриваемых следственных действий. Вместе с тем, когда заявитель подал в прокуратуру жалобу на провокацию со стороны сотрудников правоохранительных органов, прокуратура ничего не предприняла для опровержения этих утверждений. Это могло быть объяснено объективным отсутствием возможности преуспеть в доказывании в связи с отсутствием санкции суда или надзора, поскольку внутригосударственное законодательство не требовало их наличия для проведения операций по скрытому наблюдению, как в настоящем деле. Следовательно, внутригосударственное законодательство не обеспечивало надлежащего регулирования проведения операций по скрытому наблюдению.

Суды Грузии, столкнувшись с надлежащим образом обоснованными жалобами заявителя, не привели в своих решениях ни одного основания для их отклонения. Они также не обеспечили присутствие и допрос в суде ключевого свидетеля, вероятно, другого агента "под прикрытием", назначенного Департаментом конституционной безопасности Министерства внутренних дел для провокации заявителя. Судебное рассмотрение жалоб на провокацию не было осуществлено с надлежащим уважением принципа состязательности процесса.

Ввиду отсутствия достаточной законодательной основы для проведения операции скрытого наблюдения в отношении заявителя, неспособность агента "под прикрытием" оставаться полностью пассивным, а органов прокуратуры осуществить необходимое доказывание, и учитывая недостаточность судебного рассмотрения обоснованных жалоб заявителя на провокацию со стороны сотрудников правоохранительных органов, проведение уголовного судебного разбирательства в отношении заявителя не соответствовало понятию справедливого суда.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 2 500 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.