ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-20 07:49:43

Постановление ЕСПЧ от 17 июля 2018 года по делу "Мазепа и другие (Mazepa and Others) против Российской Федерации" (жалоба N 15086/07).

В 2007 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Российской Федерации.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителей на то, что уголовное расследование убийства их близкой родственницы не было эффективным. По делу допущено нарушение требования статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявители являются родственниками известной журналистки, проводившей журналистские расследования, касавшиеся, inter alia, предполагаемых нарушений прав человека в Чеченской Республике, и являвшейся непримиримым оппозиционером в отношении политики Президента Российской Федерации В.В. Путина. В 2006 году она была застрелена в своем многоквартирном доме в г. Москве. В тот же день прокуратура возбудила уголовное дело. В 2014 году по делу были осуждены пять человек. Московский городской суд квалифицировал преступление как деяние, совершенное организованной группой за вознаграждение в связи с выполнением жертвой ее профессиональных обязанностей и гражданского долга. Осужденным было назначено наказание в виде лишения свободы на сроки от 12 лет до пожизненного заключения. На момент подачи жалобы в Европейский Суд расследование еще не было завершено.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции (процессуальный аспект). Основной вопрос заключался в выполнении властями государства-ответчика обязанности провести эффективное расследование по факту заказного убийства лица, проводившего журналистское расследование. В таких случаях крайне важно было проверить возможную связь между преступлением и профессиональной деятельностью журналиста.

(a) Надлежащий характер расследования. Расследование привело к значимым результатам, поскольку привело к осуждению пятерых лиц, непосредственно ответственных за убийство. Однако при расследовании дела о заказном убийстве необходимо в рамках следствия предпринимать подлинные и серьезные усилия с целью установления заказчика преступления, то есть лица или группы лиц, которые организовали убийство. Учитывая, что власти государства-ответчика не предоставили копии материалов уголовного дела, в настоящем деле возможность Европейского Суда оценить характер и степень тщательности проведенного расследования была крайне ограничена и свелась к анализу представленных сторонами письменных замечаний.

Расследование сконцентрировалось на версии о личности заказчика, а именно "известного российского бывшего политика, проживавшего в г. Лондоне", который умер в 2013 году. Однако власти государства-ответчика не объяснили, почему много лет следствие предпочитало отрабатывать только эту версию произошедшего, которая не подтверждалась достоверными доказательствами. Кроме того, учитывая статьи журналитски, касавшиеся конфликта в Чеченской Республике, органы следствия должны были, по мнению Европейского Суда, расследовать возможную причастность к произошедшему сотрудников Федеральной службы безопасности Российской Федерации или представителей администрации Чеченской Республики, даже если соответствующие версии в результате оказались бы необоснованными. В итоге расследование по факту убийства журналитски не отвечало требованию надлежащего качества.

(b) Незамедлительность и разумная оперативность проведения расследования. Уголовное дело было возбуждено 7 октября 2006 г., и расследование по нему до сих пор не завершено. Власти государства-ответчика не указали крайне уважительных и убедительных причин, которые бы оправдывали длительность расследования по делу. В частности, ссылка властей государства-ответчика на объем материалов дела и количество допрошенных свидетелей кажется несущественной с учетом отсутствия ощутимых результатов следствия в вопросе об организаторах преступления. Следовательно, характер расследования не отвечал требованию незамедлительности и разумной быстроты проведения.

(c) Участие родственников в расследовании. Хотя несколько ходатайств родственников жертвы о проведении некоторых следственных действий были отклонены, если рассматривать расследование в целом, родственники не были исключены из следственного процесса в такой степени, при которой они были бы лишены возможности эффективно участвовать в производстве по делу.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требования статьи 2 Конвенции (принято пятью голосами "за" при двух - "против").

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителям совместно 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.