ЕСПЧ выявил нарушение требования статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требования статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-02-20 07:46:02

Постановление ЕСПЧ от 10 июля 2018 года по делу "Фонд "Зехра" и другие (Zehra Foundation and Others) против Турции" (жалоба N 51595/07).

В 2007 году фонду-заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на прекращение на семь лет деятельности фонда, преследовавшего цель создания государства, основанного на законах шариата, и невозврат некоторого имущества фонда. По делу было допущено нарушение требования статьи 11 Конвенции.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Деятельность фонда-заявителя (далее - фонд) была прервана в период между его расформированием судами в 2006 году и восстановлением в 2013 году на основании закона. Соответственно, фонд не мог распоряжаться своим имуществом для финансирования своей деятельности. При возобновлении деятельности фонду не было возвращено все его недвижимое имущество. Из публикаций фонда ясно следовало, что его конечными целями являлись создание государственной системы, основанной на законах шариата, и создание средних и высших учебных заведений для достижения этой цели. Указанные цели выходили за рамки предмета деятельности фонда и целей, определенных в его уставе.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 11 Конвенции. Расформирование, которое привело к прекращению деятельности фонда в течение более семи лет, а также невозврат некоторого имущества фонда представляют собой вмешательства в осуществление заявителями, членами-основателями фонда, и фондом их права на свободу объединений. Оспариваемые меры были предусмотрены законом и преследовали правомерные цели защиты прав и свобод других лиц, предотвращения беспорядков и поддержания общественного порядка.

Фонд был расформирован на основании материалов, опубликованных в его официальном бюллетене. Отдельные материалы указывали на концепцию и цели фонда о его будущей деятельности, а не на личное мнение авторов соответствующих материалов. Конечными целями фонда являлись создание государственной системы, основанной на законах шариата, и открытие учебных заведений для достижения этой цели. Они свидетельствовали о явном противоречии принципам светскости и плюралистической демократии.

Подобный фонд в государстве - участнике Конвенции вряд ли можно рассматривать в качестве объединения, соответствующего демократическим идеалам, лежащим в основе Конвенции.

Судебные органы исполнили свое обязательство по обеспечению того, чтобы национальная образовательная программа была организована "объективно, критически и на основе плюрализма, позволяя учащимся развивать критическое мышление по отношению, в частности, к религии в спокойной обстановке, свободной от всякого прозелитизма".

Расформирование фонда являлось обоснованным, тогда как ни один из его членов-основателей не был осужден в уголовном порядке за совершение противоправных действий, поскольку в Турции начиная с 1991 года выражение идей и мнений, противоречащих принципу светскости, более не является уголовно наказуемым деянием. Это соответствует прецедентной практике Европейского Суда, согласно которой при плюралистической демократии даже идеи, отклоняющиеся от демократического режима, могут быть высказаны в открытой для общественности дискуссии, пока они не приводят к разжиганию ненависти или не призывают к насилию. Однако Договаривающиеся Государства не лишены возможности принять меры по обеспечению того, чтобы фонд не использовал свое имущество на благо образовательной политики, противоречащей ценностям плюралистической демократии и нарушающей права и свободы, гарантированные Конвенцией.

Как только деятельность фонда, в том числе опубликованные им и распространенные от его имени материалы продемонстрировали, что фонд преследовал цель, отличающуюся от целей, заявленных в его уставе, власти могли правомерно вмешаться в его деятельность, чтобы положить конец этому несоответствию.

Поэтому внутригосударственные суды, которые провели всестороннюю оценку обстоятельств дела, не вышли за пределы своих пределов усмотрения, когда решили, что имелась неотложная общественная необходимость препятствовать фонду осуществить его скрытый замысел в целях сохранения специфического характера обучения в плюралистическом демократическом обществе и предотвращения, таким образом, беспорядков и защиты прав других лиц.

Оспариваемая мера не была несоразмерна преследуемым целям, поскольку фонд должен был бездействовать только в течение ограниченного периода времени,  часть его имущества была ему возвращена, а то немногочисленное имущество, которое осталось в распоряжении государственных служб, было передано этим службам по итогам отбора, основывавшегося на объективном критерии, предусмотренном законом.

Таким образом, вмешательства в права фонда соответствовали неотложной общественной потребности, были соразмерны преследуемым целям и могли рассматриваться как необходимые в демократическом обществе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу не было допущено нарушения требования статьи 11 Конвенции (принято единогласно).

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.