ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2019-01-02 05:32:49

Постановление ЕСПЧ от 25 мая 2018 года по делу "Лорен (Laurent) против Франции" (жалоба N 28798/13).

В 2013 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Франции.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителя на нарушение сотрудником полицейского конвоя тайны корреспонденции. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В ожидании оглашения решения судьи два клиента заявителя (который являлся адвокатом) должны были находиться под контролем сотрудников полиции (конвоя). Заявитель написал на листе бумаги свои рабочие контактные данные, сложил листок и открыто передал его одному из своих клиентов. Старший сотрудник полицейского конвоя попросил клиента заявителя показать ему бумагу. Полицейский открыл записку, прочитал ее и вернул клиенту заявителя. Заявитель сделал сотруднику полиции замечание за нарушение принципа уважения конфиденциальности общения адвоката с клиентом. Аналогичная ситуация повторилась и со вторым клиентом заявителя. Жалобы заявителя на нарушение тайны корреспонденции оказались безуспешными.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения подпункта "b" пункта 3 статьи 35 Конвенции (отсутствие значительного ущерба). Жалоба касалась способа обмена информацией, относительно которого Европейский Суд еще не выносил постановлений. Как следствие, возражение властей государства-ответчика относительно отсутствия значительного ущерба было отклонено.

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Перехват сотрудником полиции записок, написанных заявителем-адвокатом и переданных им своим клиентам, являлся вмешательством в право на уважение тайны переписки между заявителем и его или ее клиентами. Вмешательство преследовало законную цель предотвращения беспорядков и преступления.

На момент вмешательства клиенты заявителя содержались под стражей, и их сопровождал конвой сотрудников полиции. Следовательно, контроль за обменом сообщениями не мог быть совсем исключен, но он мог осуществляться только в том случае, если власти имели достоверные основания полагать, что в переписке адвоката с клиентами содержалась какая-либо противозаконная информация.

Старший сотрудник полицейского конвоя действовал с целью предотвращения совершения любых опасных или незаконных действий. Однако власти государства-ответчика не указали ни одной причины, связанной с сутью проблемы, которая могла бы обосновать контроль за обменом документами, и не настаивали на том, что документы могли бы служить основанием для каких-либо определенных подозрений. Кроме того, заявитель, действуя в качестве адвоката, написал и передал своим клиентам рассматриваемые письма, находясь полностью на виду старшего сотрудника полицейского конвоя, не пытаясь скрыть свои действия. В результате в отсутствие какого-либо подозрения в наличии незаконных действий перехват соответствующих документов не мог быть оправдан. Аналогичным образом содержание перехваченных сотрудником полиции документов не имело значения, учитывая, что независимо от ее цели переписка адвоката со своими клиентами касалась личных и конфиденциальных вопросов. На каждом этапе производства по делу внутригосударственные суды указывали, что, хотя события не обосновывали уголовного преследования, тем не менее действия старшего сотрудника полицейского конвоя являлись нарушением принципа беспрепятственного общения адвоката со своими клиентами.

Таким образом, перехват и тщательное исследование переписки заявителя со своими клиентами, когда заявитель выступал в качестве адвоката, не соответствовали настоятельной социальной необходимости и поэтому не являлись необходимыми в демократическом обществе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией любого морального вреда.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.