ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Сведения: 2018-12-11 07:08:02

Постановление ЕСПЧ от 26 апреля 2018 года по делу "Чакаревич (Cakarevic) против Хорватии" (жалоба N 48921/13).

В 2013 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была коммуницирована Хорватии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на взимание с заявительницы в ретроспективном порядке социального пособия по безработице, выплаченного ей по ошибке, которое являлось для нее единственным источником дохода. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В 1996 году Служба занятости назначила заявительнице выплату пособия по безработице на фиксированный промежуток времени, который впоследствии продлевался до дальнейшего уведомления. В марте 2001 года Служба занятости установила, что заявительница получала пособие большего размера на протяжении более 12 месяцев, установленных законом, и лишила заявительницу права на пособие начиная с июня 1998 года. Служба занятости подала гражданский иск против заявительницы в связи с незаконным обогащением, требуя выплаты государству примерно 2 600 евро, а также процентов на эту сумму, исходя из пособия по безработице, полученного заявительницей в период с июня 1998 года по март 2001 года. Внутригосударственные суды оставили без изменения судебное постановление о взимании с заявительницы выплат в ретроспективном порядке.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По вопросу о применении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. (a) Приемлемость жалобы. Лицо должно иметь право ссылаться на действительность вступившего в законную силу административного решения, вынесенного в его или ее пользу, и на уже принятые во исполнение этого решения меры, если ни получатель выплат, ни кто-либо от его или ее имени не способствовали вынесению этого решения таким образом, что оно было вынесено или применено неправильно. Следовательно, если административное решение могло быть отменено в будущем (ex nunc), ожидание того, что оно не будет рассматриваться ретроспективно (ex tunc), признавалось законным, если только имелись веские причины в пользу противоположного мнения в интересах общественности или в интересах третьих сторон.

Ex nunc (лат.) - с определенного момента и далее. Ex tunc (лат.) - изначально.

Несколько обстоятельств говорили в пользу признания того, что на правовую позицию заявительницы распространялись "законные ожидания" в целях применения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Во-первых, ничто не указывало на то, что заявительница способствовала получению социальных пособий, которые продолжали выплачиваться и после истечения установленного законом срока. Во-вторых, заявительница добросовестно получала пособие по безработице. В-третьих, в административном решении не содержалось прямого указания на тот факт, что согласно соответствующим законодательным нормам право на получение пособия перестанет существовать к определенной дате. В-четвертых, после истечения предусмотренного законом срока прошло много времени, в течение которого власти не смогли отреагировать на ситуацию, продолжая осуществлять ежемесячные выплаты. Такие обстоятельства могли заставить заявительницу поверить в то, что она имела право получать указанные выплаты. Следовательно, принимая во внимание характер социальных выплат, использовавшихся для обеспечения основных повседневных жизненных потребностей, заявительница законно могла ожидать, что она могла считать получаемые выплаты принадлежащими ей по праву. Таким образом, тот факт, что суды впоследствии установили, что выплаты проводились без ссылок на какие-либо положения внутригосударственного законодательства, не являлся решающим. Соответственно, статья 1 Протокола N 1 применима к настоящему делу.

(b) Соблюдение требований. В отличие от дела "Москаль против Польши" (Moscal v. Poland), настоящее дело касалось не прекращения выплаты заявительнице пособия по безработице, а возложения на нее обязанности вернуть уже полученные ею суммы пособий со ссылкой на административное решение.

Что касается пропорциональности вмешательства, не утверждалось, что заявительница способствовала тому, чтобы получать социальные выплаты сверх установленных размеров. Поскольку уполномоченные органы власти приняли решение в пользу заявительницы и продолжили осуществлять ей соответствующие платежи, заявительница имела законные основания предполагать, что полученные ею платежи были юридически правильными. Было бы неразумно полагать, что заявительница должна была понимать, что она получала пособие по безработице за пределами установленного законом максимального срока.

Власти государства-ответчика не выполнили свою обязанность действовать своевременно, надлежащим и последовательным образом. Несмотря на то, что выплата пособия по безработице, которое заявительница не должна была бы получать, являлась исключительно ошибкой со стороны государственных органов, заявительница должна была вернуть государству всю переплаченную сумму полностью с выплатой банковского процента на эту сумму. Следовательно, ответственность властей государства-ответчика не была установлена, и они избежали каких-либо последствий своей ошибки, а бремя исправления ситуации было возложено исключительно на заявительницу.

Заявительнице предложили выплатить задолженность в размере 60 взносов. Однако присужденная заявительнице к выплате сумма являлась значительной для нее, поскольку пособие являлось для нее единственным источником дохода, а также учитывая общую финансовую ситуацию заявительницы. Полученная в виде пособий по безработице сумма была весьма небольшой и была потрачена на необходимые потребности заявительницы. В своем решении о неосновательном обогащении внутригосударственные суды не приняли во внимание здоровье заявительницы и ее финансовое положение. Заявительница страдала от психологического расстройства, не могла работать и являлась безработной в течение длительного времени. У нее не было банковского счета, какого-либо дохода и имущества. При таких обстоятельствах выплата заявительницей суммы долга, даже если и по отдельным взносам, означала бы риск для оплаты первоочередных нужд самой заявительницы.

В итоге требование о возмещении заявительницей суммы пособия по безработице, ошибочно выплаченного ей властями за пределами установленного законом максимального срока выплаты пособий, повлекло чрезмерное бремя для заявительницы.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу было допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 2 600 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.