ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод применительно к требованию наличия "суда, созданного на основании закона".

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод примен Сведения: 2018-12-10 08:33:35

Постановление ЕСПЧ от 12 апреля 2018 года по делу "Хим и Пшивичерский (Chim and Przywieczerski) против Польши" (жалобы N 36661/07 и 38433/07).

В 2007 годах заявителям была оказана помощь в подготовке жалоб. Впоследствии жалобы были объединены и коммуницированы Польше.

По делу успешно рассмотрена факт использования во время судебного разбирательства вступившей в это же время в силу поправки в законодательство, согласно которой были установлены новые сроки давности уголовного преследования, примененные к преступлениям, совершенным до вступления поправок в силу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод применительно к требованию наличия "суда, созданного на основании закона". По делу не было допущено нарушения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции относительно требования беспристрастности судьи суда первой инстанции и вопроса о предусмотренном законом вмешательстве в ход рассмотрения уголовного дела.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Для управления денежными фондами, предназначенными для оплаты внешнего долга Польши, был создан Фонд обслуживания внешнего долга (FOZZ). Первый заявитель являлся заместителем генерального директора Фонда обслуживания внешнего долга, а второй заявитель - директором компании, участвовавшей в финансовых сделках с данным фондом. Первого заявителя осудили за растрату имущества Фонда обслуживания внешнего долга, а второго заявителя - за растрату и кражу имущества этого фонда. В 2005 году, через несколько месяцев после постановления первоначального приговора в отношении заявителей, Парламент Польши внес поправку в Уголовный кодекс, увеличив сроки давности уголовного преследования относительно ряда преступлений. Увеличенные сроки давности должны были применяться к преступлениям, совершенным до вступления поправок в силу, за исключением преступлений, в отношении которых уже применялись сроки давности. Эта поправка была применена в ходе рассмотрения уголовного дела второго заявителя применительно к вопросу о краже им имущества Фонда обслуживания внешнего долга.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Суд, созданный на основании закона. Выводы судов второй инстанции учитывали тот факт, что состав суда первой инстанции в деле заявителей, насколько он включал в себя судью А.К., не отвечал требованиям внутригосударственного законодательства. Однако суды пришли к выводу, что временное назначение судьи А.К. в состав суда первой инстанции не оказало негативного влияния на содержание решения суда первой инстанции, и отклонили жалобы заявителей как необоснованные. В результате первоначальное нарушение, допущенное при включении судьи А.К. в состав суда, не было исправлено. Следовательно, суд первой инстанции, который рассматривал дело заявителей, не мог считаться "судом, созданным на основании закона".

(b) Отсутствие беспристрастности. Что касается субъективного критерия беспристрастности, то Европейский Суд тщательно рассмотрел заявление судьи А.К., сделанное в начале судебного разбирательства, и извлечения из мотивировочной части судебного решения, обжалованные заявителями. В том, что касается данного газете интервью, в котором судья А.К. заявил, что "к сожалению, мы преуспели в создании у преступников уверенности в том, что они [могут] уйти безнаказанными", Европейский Суд полагал, что для судьи было бы желательно полностью воздерживаться от высказывания своего мнения через средства массовой информации. Однако указанное высказывание или иные не могли рассматриваться как указывающие на личное предубеждение или предвзятость судьи А.К. В отношении объективного критерия беспристрастности опасения заявителей относительно недостаточной беспристрастности судьи А.К. в связи с его временным назначением в состав суда объективно не оправдались. Что касается предположительного участия А.К. во внесении поправок в Уголовный кодекс, то поправка вступила в силу после постановления судом первой инстанции приговора, и соответствующие правовые нормы могли применяться только к производству в судах второй инстанции. Следовательно, судья А.К. не мог применить поправку к делу заявителей. Даже если предположить, что судья А.К. участвовал в парламентских дебатах в качестве советника, он не выполнял одновременно консультативные и судебные функции. Ничто в материалах дела не указывало на то, что судья А.К. участвовал в подготовке рассматриваемого законопроекта. Опасения заявителей, связанные с предполагаемым участием судьи А.К. в принятии поправки в Уголовный кодекс, также не могли считаться объективно оправданными.

(c) Предусмотренное законодательством вмешательство в ход производства по уголовному делу. Европейский Суд рассмотрел вопрос о том, было ли производство по уголовному делу несправедливым в результате предусмотренного законом вмешательства только в отношении второго заявителя. Поправка в Уголовный кодекс содержала гарантию того, что уголовное преследование было невозможно в отношении преступлений, в отношении которых уже действовал срок давности уголовного преследования согласно нормам, установленным до вступления в силу поправки. Поправка не могла считаться предусмотренным законом вмешательством в дело второго заявителя, поскольку соответствующий нормативный акт не влиял на судебное рассмотрение дела по существу, а только расширял временные рамки возможности привлечения к уголовной ответственности в отношении преступлений, которые ранее не имели сроков давности уголовного преследования. Нормы о сроках давности уголовного преследования, которые можно было истолковать как просто устанавливающие предварительное условие для рассмотрения дела, не имели какого-либо отношения к осуществлению права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, применение поправки, увеличивающей сроки давности уголовного преследования, к делу второго заявителя не могло рассматриваться как нарушение права на справедливое судебное разбирательство.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требования пункта 1 статьи 6 Конвенции применительно к требованию наличия "суда, созданного на основании закона" (принято единогласно).

По делу не было допущено нарушения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции относительно требования беспристрастности судьи суда первой инстанции (принято единогласно).

По делу не было допущено нарушения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции относительно вопроса о предусмотренном законом вмешательстве в ход рассмотрения уголовного дела (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Требование о компенсации морального вреда, причиненного первому заявителю, было отклонено, установление факта нарушения Конвенции само по себе являлось достаточной справедливой компенсацией в отношении какого-либо морального вреда, причиненного второму заявителю. Требования первого и второго заявителей о компенсации материального ущерба были отклонены.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.