ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-10-04 07:43:53

Постановление ЕСПЧ от 19 января 2017 года по делу "Капсис и Даникас (Kapsis and Danikas) против Греции" (жалоба N 52137/12).

В 2012 году заявителям была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была и коммуницирована Греции.

По делу успешно рассмотрена жалоба заявителей на привлечение их к гражданской ответственности за публикацию газетной статьи, в которой занимающая официальную должность женщина была названа "совершенно неизвестной". По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Первый заявитель являлся журналистом и бывшим владельцем ежедневной газеты, второй - также был журналистом и работал в той же газете. В декабре 2004 года второй заявитель опубликовал статью в этой газете. Статья, размещенная в колонке, посвященной закулисной стороне политической жизни, касалась назначения актрисы Р.М. в консультативный совет по субсидиям театрального департамента Министерства культуры. В апреле 2005 года Р.М. предъявила иск о компенсации вреда в Афинский суд первой инстанции к двоим заявителям и редактору газеты, утверждая, что она является жертвой оскорбления и нарушения ее личных прав.

В июне 2006 года с троих ответчиков была солидарно взыскана сумма в размере 30 000 евро в пользу Р.М. Суд отметил, что использование слов "совершенно неизвестная" вышло за рамки приемлемой критики и не было объективно необходимо для выражения журналистом мнения по поводу назначения. Он также отметил значительный вклад истицы в театральное искусство и представление страны за рубежом в сфере культуры. Жалобы на решение были безуспешны.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения требований статьи 10 Конвенции. Взыскание компенсации с заявителей составляло вмешательство в их право на свободу выражения мнения. Это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты репутации или прав иных лиц.

Выражение "совершенно неизвестная", взятое в контексте, представляло собой оценочное суждение, не требующее доказывания. Это выражение не было лишено фактического основания, поскольку Р.М., которая была актрисой, не занимала в прошлом никаких публичных должностей, и статья не была нацелена на распространение информации в строгом смысле слова, но была частью колонки, касающейся закулисной стороны политической жизни, известной поэтому саркастическим тоном, в котором она изображала определенных политиков и политические события. Суды страны не рассмотрели проблемные комментарии в общем контексте дела, чтобы оценить намерение заявителей. За выражением "совершенно неизвестная" в действительности следовали достаточно благожелательные комментарии относительно назначения Р.М. Внутригосударственные суды взяли выражение вне контекста и заключили, что слов "она неизвестна широкому кругу лиц" было бы достаточно второму заявителю для выражения мнения. Однако роль судов страны в таком разбирательстве не состоит в том, чтобы указывать автору, какой стиль он должен использовать при осуществлении своего права на критику, сколь суровой бы ни была критика. Напротив, они должны рассмотреть вопрос о том, оправдывали ли контекст дела, публичный интерес и намерение автора возможное использование некоторой степени провокации или преувеличения. Р.М. была назначена членом консультативного совета по государственным субсидиям театрам, поэтому ее роль была по существу политической, с публичными обязанностями, и она не могла рассматриваться как "просто частное лицо". Лица, участвующие в деле, таким образом, действовали в публичном контексте, и данная статья являлась частью дискуссии по вопросу, представляющему всеобщий интерес. Она касалась Р.М. исключительно в качестве члена консультативного совета. Соответственно, в этом качестве она должна была ожидать, что ее назначение будет предметом пристального внимания со стороны прессы и даже может вызвать жесткую критику. Выражения, использованные вторым заявителем, не были необоснованно оскорбительными. Наконец, с ответчиков, включая двоих заявителей, было солидарно взыскано 30 000 евро в качестве компенсации в пользу Р.М. Суды страны учли характер и серьезность вреда, причиненного истице, ее статус, финансовое положение ответчиков и конституционный принцип пропорциональности, не вдаваясь в подробности, но они, например, не провели анализ финансового положения заявителей.

Принимая во внимание вышеизложенное, власти Греции не привели относимых и достаточных оснований, чтобы оправдать присуждение компенсации Р.М., и эта санкция не была пропорциональна преследуемой законной цели. Решение по гражданскому делу против заявителей не отвечало "настоятельной общественной необходимости" и поэтому не было необходимо в демократическом обществе.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждому заявителю 2 000 евро в качестве возмещения морального вреда, установление факта нарушения Конвенции является достаточной компенсацией материального ущерба.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.