ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сведения: 2018-10-04 07:39:48

Постановление ЕСПЧ от 07 февраля 2017 года по делу "Ирфан Гюзель (Irfan Guzel) против Турции" (жалоба N 35285/08).

В 2008 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была и коммуницирована Турции.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие реакции на жалобы обвиняемого по поводу законности меры прослушивания телефонных разговоров. По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Заявитель был судим судом ассизов в 2008 и 2009 годах. Обвинение было основано на прослушивании телефонных звонков заявителя. Материалы дела, представленные заявителю, содержали распечатку перехваченных звонков, но не информацию о судебной санкции на прослушивание. Защищаясь, заявитель задавал вопрос относительно отсутствия санкции, но безрезультатно: его вопрос был оставлен без ответа во время слушаний и в обвинительном приговоре.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Жалобы заявителя по поводу законности прослушивания его телефонных звонков были необоснованными. Представленные документы свидетельствуют, что прослушивание было санкционировано судебным решением и что необходимость этой меры была оценена судами. Вместе с тем отсутствовали признаки произвола или необоснованности.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. Во время судебного разбирательства заявитель пытался оспорить законность прослушивания, но его вопросы были проигнорированы. Согласно законодательству Турции, если расследование откладывалось, главный государственный прокурор должен был информировать лицо в течение двух недель о прекращении расследований и уничтожить все данные, полученные в ходе телефонного прослушивания. Однако то же законодательство, по-видимому, не затрагивало дела, переданные в суд. Заявитель мог оспорить в состязательном разбирательстве содержание телефонных разговоров, прослушанных на основании выданных судебных разрешений. Но право оспаривания распечаток, являвшихся частью оценки уголовной ответственности заявителя за вменяемые преступления, являлось отдельным вопросом по отношению к возможности оспаривания решений о санкционировании прослушивания телефонов. Материалы дела не свидетельствуют о том, что заявитель был информирован о наличии судебных решений, санкционирующих телефонное прослушивание. Суд ассизов, который судил заявителя, не ссылался на эти решения и не отвечал на его утверждения об отсутствии судебной санкции на прослушивание. Кроме того, власти государства-ответчика не привели примеров, доказывающих, что в подобных делах имелись полномочия по ретроспективной оценке телефонного прослушивания на соответствие критериям статьи 8 Конвенции для предоставления заявителям при необходимости надлежащего возмещения.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление нарушения составляет достаточную справедливую компенсацию морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.