ЕСПЧ выявило нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявило нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобо Сведения: 2018-10-03 11:13:36

Постановление ЕСПЧ от 23 февраля 2017 года по делу "Де Томмазо (De Tommaso) против Италии" (жалоба N 43395/09).

В 2009 году заявителю была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была и коммуницирована Италии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на отсутствие ясности в законодательстве относительно применения мер "специального полицейского надзора" за лицами, представляющими опасность для общества. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

Законодательство Италии предусматривает возможность применения "превентивных" мер, включая ограничения различных свобод, для лиц, представляющих угрозу для безопасности и общественной морали (Закон от 27 декабря 1956 г. N 1423). Заявитель имел несколько судимостей за преступления, включавшие сбыт наркотиков и незаконное владение оружием. В 2007 году прокурор рекомендовал на основании сохраняющихся подозрений относительно поведения заявителя и источника его доходов, чтобы он был помещен под "специальный полицейский надзор" в соответствии с вышеупомянутым законом. В 2008 году суд применил требуемую меру, возложив на заявителя на двухлетний период выполнение следующих обязанностей: отмечаться раз в неделю в полицейском органе, ответственном за надзор, в течение месяца трудоустроиться, не менять место жительства, вести честную и законопослушную жизнь и не давать повод для подозрений, не иметь связей с ранее судимыми лицами, подлежащими превентивным или предохранительным мерам, не возвращаться домой позже 22.00 и не покидать дом ранее 6.00, кроме необходимых случаев, которые ограничивались условием заблаговременного уведомления властей. Кроме того, заявителю запрещалось хранить и носить оружие, посещать бары, ночные клубы, залы игровых автоматов или публичные дома, общественные митинги, пользоваться мобильным телефоном или средствами радиосвязи. Заявитель был обязан всегда носить с собой документ, перечисляющий эти обязанности (carta precettiva), и предъявлять его полицейскому органу по его требованию. Через семь месяцев это решение было отменено апелляционным судом, который указал, что во время применения данной меры опасность, которую представлял заявитель, не была обоснована какой-либо длящейся преступной деятельностью с его стороны.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 5 Конвенции. Статья 5 Конвенции не касалась простого ограничения свободы передвижения, которое регулировалось статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции. В качестве исключения в деле "Гуццарди против Италии" (Guzzardi v. Italy) (жалоба N 7367/76, Постановление от 6 ноября 1980 г.) Европейский Суд, тем не менее, указал, что меры такого характера могли считаться составляющими лишение свободы с учетом крайне малой площади, которой было ограничено пребывание заявителя, почти постоянного надзора, которому он подвергался, и того факта, что ему было почти невозможно поддерживать социальные контакты. Во всех последующих делах Европейский Суд не находил, что имели место сопоставимые специальные обстоятельства, в том числе когда заявителям было запрещено уходить из дома по ночам.

В настоящем деле следующие причины вынудили Европейский Суд установить, что данные меры не составляли лишение свободы: (a) заявитель не принуждался к проживанию в ограниченной зоне, (b) поскольку он сохранял свободу ухода из дома в течение дня, он мог вести общественную жизнь и поддерживать отношения с внешним миром, (c) запрет покидать дом ночью, кроме неотложных случаев (с 22.00 по 6.00), не мог приравниваться к домашнему аресту, и (d) он не просил разрешения властей на выезд с его места жительства. Следовательно, статья 5 Конвенции была неприменима в настоящем деле.

 

РЕШЕНИЕ

 

Жалоба признана неприемлемой для рассмотрения по существу (принято большинством голосов).

По поводу соблюдения статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. Данные меры имели правовую основу, а именно Закон N 1423/1956 в толковании решений Конституционного суда.

Однако, по мнению Европейского Суда, применение превентивных мер к заявителю не было достаточно предсказуемым и не сопровождалось адекватными гарантиями против возможных злоупотреблений. Данный закон формулировался в неясных и чрезмерно широких выражениях, будучи недостаточно ясным и точным в отношении лиц, к которым превентивные меры были применимы (статья 1 закона), и содержания некоторых таких мер (статьи 3 и 5 закона).

(a) Лица, на которых направлены меры. На основе следующих соображений Европейский Суд пришел к выводу, что в связи с заключением о том, что из-за с отсутствия ясного определения объема и способа осуществления самой широкой дискреции, которой наделены суды, закон не предоставлял достаточной защиты против произвольных вмешательств и не позволял заявителю регулировать свое поведение и предвидеть в достаточно определенной степени применение превентивных мер по отношению к нему.

(i) В своей недавней прецедентной практике Конституционный суд Италии указал в ответ на утверждение о том, что соответствующие положения закона были недостаточно точными, что простая принадлежность к одной из категории лиц, упомянутых в статье 1 Закона, не была достаточной для оправдания применения превентивной меры, и поэтому превентивные меры не могли быть приняты на основании простого подозрения.

Несмотря на эти указания, остается фактом, что ни закон, ни Конституционный суд ясно не определили "фактические доказательства" или конкретные виды поведения, которое должно приниматься во внимание для оценки угрозы обществу со стороны конкретного лица.

(ii) В настоящем деле суд первой инстанции основал свое решение на существовании "активных" криминальных тенденций у заявителя, однако не указал на конкретное поведение или преступную деятельность с его стороны. Кроме того, суд упомянул в качестве основания превентивной меры тот факт, что заявитель не имел "определенного и законного занятия" и что его жизнь характеризовалась регулярными связями с известными местными преступниками и совершением правонарушений. Иными словами, суд первой инстанции основал свою мотивировку на предположении о "преступных тенденциях", критерии, который Конституционный суд уже определил как недостаточный.

(b) Содержание мер. (i) Неточное определение некоторых обязанностей. Помимо разрешения судам применять "любые другие меры, считающиеся необходимыми" с учетом требований о защите общества, закон предусмотрел применение нечетких и неясных обязательств, таких как "вести честную и законопослушную жизнь" и "не давать повода для подозрений". Прецедентная практика Конституционного суда не устранила данные недостатки. Сославшись на неопределенные понятия или на всю правовую систему Италии, Конституционный суд не предоставил дополнительных разъяснений по поводу конкретных норм, несоблюдение которых являлось бы дополнительным указанием на опасность лица для общества.

(ii) Запрет посещения общественных митингов. Меры, предусмотренные законом и примененные к заявителю, также включали запрет посещения общественных митингов. Это по сути составляло абсолютный запрет. Закон не указал временных или пространственных ограничений или возможность ограничения этой фундаментальной свободы, оставив данный вопрос всецело на усмотрение судьи без указания с достаточной ясностью объема такой дискреции и способа ее осуществления.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения пункта 1 статьи 37 Конвенции. Государство-ответчик представило одностороннее заявление, в котором признавалось, что в отношении заявителя было допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отсутствием публичного слушания по его делу, и содержалась обязанность выплатить заявителю денежную сумму в отношении процессуальных издержек (но не компенсацию морального вреда). Однако в отличие от превентивных мер относительно имущества отсутствовали предыдущие решения по вопросу о применимости пункта 1 статьи 6 Конвенции к разбирательству о применении превентивных мер к лицам, как в настоящем деле, и, если да, должны ли слушания по подобным вопросам быть публичными.

 

РЕШЕНИЕ

 

Требование о прекращении производства отклонено (принято единогласно).

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Применимость. Уголовно-правовой аспект пункта 1 статьи 6 Конвенции не был применим к настоящему делу, поскольку специальный надзор не был сопоставим с уголовной санкцией, так как разбирательство относительно заявителя не включало рассмотрение "уголовного обвинения". Однако в прецедентной практике Европейского Суда можно увидеть сдвиг в сторону применения гражданско-правового аспекта статьи 6 Конвенции к делам, которые первоначально могут казаться не затрагивающими гражданское право, но могут иметь прямые и существенные последствия для частного права, принадлежащего лицу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Алешандри против Португалии" (Alexandre v. Portugal) от 20 ноября 2012 г., жалоба N 33197/09, и Постановление Европейского Суда по делу "Поцюс против Литвы" (Pocius v. Lithuania) от 6 июля 2010 г., жалоба N 35601/04).

В настоящем деле обязательства, влекущие невыезд из места проживания, нахождение дома с 22.00 до 6.00, непосещение общественных митингов и неиспользование мобильных телефонов или средств радиосвязи, несомненно, относились к сфере личных прав и поэтому имели гражданский характер (см. с необходимыми изменениями Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Энеа против Италии" (Enea v. Italy) от 17 сентября 2009 г., жалоба N 74912/01, и Постановление Европейского Суда по делу "Ганчи против Италии" (Ganci v. Italy) от 30 октября 2003 г., жалоба N 41576/98). Возник "реальный и серьезный спор" в отношении этих прав, когда суд первой инстанции поместил заявителя под специальный надзор, отклонив его доводы. Спор был окончательно разрешен апелляционным судом, который признал, что превентивная мера, примененная к заявителю, была незаконной.

 

РЕШЕНИЕ

 

Жалоба признана приемлемой для рассмотрения по существу (принято единогласно).

(b) Существо жалобы (отсутствие публичного слушания). Заявитель не имел возможности обжаловать меру в ходе публичного слушания. Европейский Суд напомнил, что обязанность проведения публичного слушания не являлась абсолютной, поскольку обстоятельства, которые могли оправдать отказ от слушания, зависели в основном от характера вопросов, подлежащих разрешению внутригосударственными судами. Обстоятельства настоящего дела диктовали проведение публичного слушания, поскольку суды должны были оценить такие аспекты, как характер заявителя, его поведение и опасность, которые имели решающее значение для применения превентивной меры.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также постановил 14 голосами "за" и тремя - "против", что по делу требования пункта 1 статьи 6 Конвенции в части справедливости разбирательства, особенно что касается оценки доказательств судом первой инстанции, нарушены не были, и 12 голосами "за" и пятью - "против", что по делу требования статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции нарушены не были.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.