ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2, статьи 3 и статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заголовок: ЕСПЧ выявил нарушение требований статьи 2, статьи 3 и статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных Сведения: 2018-10-03 11:12:10

Постановление ЕСПЧ от 02 марта 2017 года по делу "Тальпис (Talpis) против Италии" (жалоба N 41237/14).

В 2014 году заявительнице была оказана помощь в подготовке жалобы. Впоследствии жалоба была и коммуницирована Италии.

По делу успешно рассмотрена жалоба на уклонение от оценки угрозы жизни в деле о домашнем насилии. По делу допущено нарушение требований статьи 2, статьи 3 и статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

В июне и августе 2012 года полицию дважды вызывали в дом заявительницы в связи со случаями домашнего насилия. Ее мужа оштрафовали за несанкционированное владение летальным оружием, и у него был изъят нож. Заявительница ушла из супружеского дома, и ей было предоставлено жилье ассоциацией. 5 сентября 2012 г. она подала заявление о возбуждении уголовного дела за причинение вреда здоровью, жестокое обращение и угрозы применения насилия, а также просила принять меры защиты.

Во время первого допроса в полиции в апреле 2013 года заявительница изменила свои показания: она указала, что ее избили, но ей не угрожали и что впоследствии она вернулась в супружеский дом. С учетом этих изменений, которые заявительница объяснила давлением, которое оказывал на нее муж, следствие было частично прекращено (в отношении жалобы на жестокое обращение и угрозы насилия), но было продолжено по жалобе на причинение вреда здоровью (в октябре 2015 года муж был приговорен к штрафу).

25 ноября 2013 г. полицию вызвали в третий раз. Дверь была сломана, на полу валялись бутылки из-под спиртного, но ни у заявительницы, ни у сына супругов не имелось следов насилия: заявительница лишь сказала, что муж пьян и нуждается в помощи врача, добавив, что ранее она подала на него жалобу, но затем изменила свои показания. Мужа отвезли в больницу. Той же ночью его оштрафовали за пьянство в общественном месте. Затем он вернулся домой с кухонным ножом, которым несколько раз ударил заявительницу. Их сын был убит при попытке помешать нападению.

В январе 2015 года муж заявительницы был приговорен к пожизненному лишению свободы: помимо убийства и покушения на убийство он был признан виновным в жестоком обращении после того, как свидетели дали показания об актах насилия, ранее имевших место.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

 

По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. Государство имеет позитивное обязательство по принятию предупредительных оперативных мер для защиты лица, чья жизнь находится под угрозой. Существование реальной и непосредственной угрозы для жизни следует оценивать с надлежащим учетом особого контекста домашнего насилия: цель должна быть не только в защите общества в целом, но необходимо учитывать последовательные эпизоды насилия в семье. Национальные органы должны были учитывать ситуацию значительной психической, физической и материальной незащищенности и уязвимости и оценивать ситуацию соответственно, оказывая ей целесообразную поддержку. В таком контексте права нарушителя не могут пользоваться приоритетом по отношению к правам потерпевших на жизнь и физическую и психическую неприкосновенность.

В настоящем деле, даже хотя были начаты расследования против мужа заявительницы в связи с жестоким обращением в семье, телесными повреждениями и угрозами применения насилия, приказ о защите не издавался, и заявительница была заслушана только в сентябре 2012 года, через семь месяцев после подачи ею жалобы. Данная задержка могла повлечь лишение заявительницы непосредственной защиты, которой требовала ситуация. Несмотря на то, что в дальнейшем физическое насилие не имело места в этот период, Европейский Суд не мог пренебречь тем фактом, что заявительница, которая запугивалась по телефону, жила в сильном страхе, когда находилась в приемном центре.

Хотя заявительница действительно изменила некоторые свои показания во время допроса в полиции, что дало властям повод прекратить часть расследования, власти не провели оценку рисков, включая риск возобновления насилия, когда разбирательство о телесных повреждениях еще продолжалось. Поэтому Европейский Суд отклонил довод государства-ответчика о том, что отсутствовали ощутимые данные о непосредственной угрозе для жизни заявительницы. Задержки властей лишили жалобу эффективности, создав ситуацию безнаказанности, способствующую возобновлению актов насилия со стороны мужа, достигших пика в трагическую ночь 25 ноября 2013 г.

Вместе с тем в эту ночь сотрудникам полиции пришлось вмешаться в ситуацию дважды, сначала когда они осмотрели разрушенную квартиру, а затем когда они задержали и оштрафовали мужа заявительницы за пьянство в общественном месте. Ни в том, ни в другом случае они не предпринимали специальных попыток предоставить заявительнице адекватную защиту, согласующуюся с серьезностью ситуации, хотя они и знали о насилии со стороны ее мужа. Европейский Суд не может строить догадки о том, как могла бы развиваться ситуация, если бы власти приняли иной подход. Однако уклонения от принятия разумных мер, которые могли реально изменить ход событий или смягчить причиненный ущерб, достаточно для возникновения ответственности государства. Имея возможность проверить в реальном времени полицейское досье мужа, силы безопасности должны были знать, что он представляет для нее реальную угрозу, непосредственной реализации которой нельзя было исключить. Соответственно, власти не использовали свои полномочия для принятия мер, которые могли разумно предотвратить или, по крайней мере, смягчить материализацию реальной угрозы для жизни заявительницы и ее сына. Явно не проявив требуемой старательности, власти не исполнили свое позитивное обязательство.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (принято шестью голосами "за" при одном - "против").

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Заявительница могла считаться принадлежащей к категории "уязвимых лиц", имеющих право на государственную защиту, с учетом, в частности, актов насилия, которым она подвергалась в прошлом. Эти насильственные действия, которые причиняли ей физические страдания и психологическое давление, были достаточно серьезными, чтобы квалифицировать их как жестокое обращение в значении статьи 3 Конвенции.

В соответствии с условиями Конвенции Совета Европы о предупреждении и пресечении насилия в отношении женщин и бытового насилия (Стамбульская конвенция, которая была ратифицирована Италией и вступила в силу в 2014 году) требуется особая тщательность при рассмотрении жалоб на подобное насилие. В этой сфере внутригосударственные органы должны рассмотреть ситуацию крайней психической, физической и материальной незащищенности и уязвимости, в которой находится жертва, и максимально быстро оценить данную ситуацию.

Европейский Суд учел в соответствии со статьей 2 Конвенции, что уклонение властей от принятия оперативных мер лишило жалобу заявительницы всякой эффективности, создавая ситуацию безнаказанности, что способствовало совершению новых актов насилия ее мужем. В настоящем деле отсутствовало объяснение последующих задержек: семи месяцев официального бездействия до возбуждения уголовного дела и трех лет уголовного разбирательства в связи с тяжкими телесными повреждениями после того, как заявительница подала свою жалобу. Это официальное бездействие было явно несовместимо с требованиями статьи 3 Конвенции.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьями 2 и 3 Конвенции. Европейский Суд сослался на свою прецедентную практику об аспекте гендерной дискриминации в уклонении властей от защиты женщин от домашнего насилия. Масштаб проблемы в Италии подчеркивали выводы специального докладчика ООН по насилию против женщин, его причинам и последствиям после официального посещения Италии в 2012 году, выводы комитета, учрежденного в соответствии с Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации против женщин (CEDAW, 49-я сессия, 2010 год), а также выводы Национального института статистики (ISTAT, 2014 год). Заявительница представила prima facie доказательства в форме статистических данных, свидетельствующих, во-первых, что домашнее насилие затрагивает в основном женщин и что, несмотря на проведенные реформы большое количество женщин убиты своими партнерами или бывшими партнерами (фемицид), и, во-вторых, что социокультурная склонность к терпимости в отношении домашнего насилия сохраняется. Эти prima facie доказательства отличают настоящее дело от дела "Румор против Италии (Rumor v. Italy) (Постановление от 27 мая 2014 г., жалоба N 72964/10), обстоятельства которого весьма иные.

Европейский Суд отметил в соответствии со статьями 2 и 3 Конвенции уклонение внутригосударственных органов от обеспечения эффективной защиты заявительнице и ситуацию безнаказанности, выгоду из которой извлекал совершивший акты насилия. Недооценивая при отсутствии реагирования серьезность этих актов, власти Италии эффективно поощряли их. Таким образом, заявительница была жертвой дискриминации как женщина.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

По делу допущено нарушение требований статьи 14 Конвенции (принято пятью голосами "за" при двух - "против").

 

КОМПЕНСАЦИЯ

 

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявительнице 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование о компенсации материального ущерба было отклонено.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011-2018 Юридическая помощь в составлении жалоб в Европейский суд по правам человека. Юрист (представитель) ЕСПЧ.